ПОЛОСА 10

Из дальних странствий возвратясь...

Таким покоряются моря

Капитан дальнего плавания с биробиджанской пропиской

Во времена моей юности многие, начитавшись Жюля Верна, мечтали о путешествиях в дальние страны. Герой сегодняшнего интервью – биробиджанец Евгений ПИЩИЦ – к будущей профессии особых романтических чувств не испытывал, просто так сложились жизненные обстоятельства. Впрочем, Евгений Михайлович, капитан голландского рефрижератора Lombok Strait, об этом нисколько не жалеет...

Грузоподъёмность рефрижератора «Lombok Strait» десять тысяч тонн. Грузоподъёмность рефрижератора «Lombok Strait» десять тысяч тонн.

– У каждого из нас есть своя история, связанная с выбором профессии. В вашем случае интересно, как в сухопутном Биробиджане выбор пал на морскую специальность?

– Всё получилось случайно. Раньше существовали справочники для поступающих в вузы. Перед окончанием школы, в 1984 году, я открыл такой справочник и решил учиться во Владивостоке. До этого я несколько раз бывал в этом городе и он мне очень понравился. Причём я не собирался становиться моряком. На то время мне важен был город, где пройдут мои студенческие годы. Выбрал для поступления Дальневосточное высшее инженерно-морское училище имени Невельского. Как запасной вариант рассматривал владивостокский университет.

– Сдача экзаменов была трудной задачей?

– Я окончил третью школу всего с одной четверткой. Приехал в приёмную комиссию, а там говорят, что нужны справки от нарколога и психиатра. Там вообще медкомиссия довольно жёсткая. У меня таких справок не оказалось. Спрашиваю: «Что делать?» Мне говорят, что надо ехать домой за этими справками. Я говорю: «Давайте документы, буду поступать в университет. Там никаких справок не надо». А председатель приемной комиссии в это время смотрела аттестат... В общем, пропустили меня на медкомиссию без этих справок. В тот год при поступлении действовал эксперимент: если в аттестате средний бал 4,75, то сдаешь два экзамена вместо четырех. Так что я сдавал только математику – письменно и устно.

Евгений Пищиц проводит в море по полгода Евгений Пищиц проводит в море по полгода

– Как прошли студенческие годы?

– Учился я пять с половиной лет на судоводительском факультете. У нас была полувоенная система обучения. Жили все в общежитии, была форма, нас обеспечивали питанием. Поступило нас 280 человек, а выпустилось всего 69. Но причина этого не только в плохой учебе. Нас всех тогда в массовом порядке забирали в армию, даже несмотря на наличие военной кафедры. И я после второго курса в течение двух лет доблестно служил в армии. Вначале полгода в «учебке» в Приморье, а затем полтора года в военной части в Бабстово.

– Обидно было потерять эти два года?

– Очень. И для учебы это было очень плохо. Я учился старательно, просил забрать меня после окончания училища, но меня никто не слушал. После службы очень много ребят отчислились, так и не сумев наверстать учебный план.

– Возвращение к учебе далось трудно?

– Не особо. В 1988-м я вернулся на третий курс и в 1992-м успешно закончил учебу.

– Как проходила учебная практика?

Учебная тревога на корабле Учебная тревога на корабле

– У нас было учебное судно при училище. Мы на нём уже после первого курса проходили коллективную практику. Потом была практика на пассажирских судах. После окончания первого курса мы получили корочки матросов, и первый мой рейс был на Камчатку. Потом – Сахалин, Курильские острова и даже Австралия. Вообще за время учебы я набрал один год плавательного ценза, так что в итоге получил два диплома – о высшем образовании и рабочий, на основании которого я мог занимать должность на судне. Первым моим местом работы стало Дальневосточное морское пароходство. Сначала я работал четвёртым помощником капитана на одном сухогрузе, потом – на другом. Ходили в основном в Японию, лес возили. На корабле нет выходных дней, все работают вахтой. Четвертый помощник капитана стоит одну вахту с 16:00 до 20:00 на капитанском мостике под присмотром старшего помощника. Остальное время он занимается бумажной работой и... готовится стать третьим помощником капитана, вторым... В Дальневосточном морском пароходстве я отработал семь лет. В 1999 году начались тяжелые времена: предприятие разваливалось, зарплаты стали совсем слабенькими. В это время мне предложили работать под иностранным флагом.

– Каким именно?

– Первый мой корабль был под флагом Мальты – рефрижератор «Новая Каледония», их ещё банановозами называют. Это судно, которое возит охлажденные или замороженные продовольственные грузы. Размер у него небольшой – метров 130. Возили мы в основном бананы из Южной Америки в Европу. Первый контракт я отработал вторым помощником, через год стал старшим помощником капитана. Первым моим капитаном был голландец Ян Бэйл. С тех пор я поменял много «пароходов», но все они принадлежат голландской компании Seatrade. В компании более ста судов, а экипажи на них набираются во Владивостоке, Маниле и Калининграде. Уже несколько лет я работаю на рефрижераторе Lombok Strait (по названию пролива на Филиппинах). Грузоподъемность судна десять тысяч тонн. Мы стоим на линии Коста-Рика – Гватемала – Филадельфия. Рейс длится около двух недель, возим бананы, ананасы, дыни.

– Во время погрузки-разгрузки в порту наверняка есть время познакомиться поближе со страной прибывания...

– За последние 15 лет я посетил почти пятьдесят стран. Времени на самом-то деле немного, но я всегда стараюсь выкроить его для знакомства со страной. Часто это бывает даже в ущерб сну и отдыху. Запомнился Эквадор – страна огромных банановых плантаций. Очень понравилось на Филиппинах. Там безумно красиво и люди отличаются редкой доброжелательностью.

– У вас интернациональная команда. Как строится процесс общения с подчинёнными?

– Если смотреть на исполнительность, то здесь лучшие филиппинцы. Они никогда не говорят нет. «Ес, сэр!» – и пошел работать. Они «узконаправленные» специалисты, что ты им скажешь, то они и сделают. А вот наши ребята могут порою и капитана учить. Им объясняешь, что надо делать, а у них – своё видение. Приходится в приказном порядке... Но именно квалификация у них, может, даже получше филиппинской. Европейцев в составе команды не встретишь, они не хотят работать в море. Во-первых, можно найти работу за такие деньги и на берегу. Во-вторых, они считают такую работу ненормальной. Люди должны каждый день возвращаться домой, к семье, а не уходить в море на полгода.

Главное блюдо рождественского меню Главное блюдо рождественского меню

– Расскажите немного о том, как устроен быт на корабле.

– В нашем экипаже 21 человек. У каждого – отдельная каюта с санузлом. Работает система кондиционирования. Интернет у нас ограниченный, но отправить почту может каждый (в то время, когда я выхожу на связь). В любое время дня и ночи можно сделать звонок по спутниковому телефону. Правда, это недёшево. Полноценное трехразовое питание. Помимо этого любой член команды может открыть на камбузе холодильник, нарезать себе бутербродов, налить чай или кофе и перекусить. Кок – филиппинец, поэтому поначалу в меню присутствовали исключительно азиатские блюда. После специального курса русской кухни мы стали есть борщи, блины и даже оливье. Раз в неделю работает магазин, где можно купить спиртное и сигареты. Вот со спиртным бывали проблемы. Те, с кем пришлось попрощаться, добираются домой из любой точки мира за свой счёт.

– Общие праздники у интернациональной команды существуют?

– Главный праздник – рождество. Всё, как полагается: ёлка, подарки, барбекю, жареный поросёнок... Если позволяют обстоятельства, отмечаем дни рождения членов команды. Пьём пиво, жарим шашлыки. Почему бы не расслабиться в разумных пределах?! Потом филиппинцы начинают петь караоке – они большие любители этого дела.

– В шторм попадать доводилось?

– Всё бывало. Самый сильный шторм был в 2006 году. Мы шли из Исландии на Украину с грузом рыбы. Нам передали благоприятный прогноз погоды, но он оказался неверным. Мы попали в жестокий девятибалльный шторм. Волны были высотой в двенадцать метров. Благо, мы шли гружёными, а с грузом судно себя лучше ведёт. Волны заливали корабль полностью, была угроза судну и экипажу. Длился шторм около суток, я нёс капитанскую вахту на мостике, практически никуда с него не уходил.

– Позволю себе нескромный вопрос о заработной плате на корабле...

– Матросы получают в районе 1700 долларов, причём на «пароходе» деньги можно практически не тратить. Правда, здесь всё зависит от человека. Встречаются и такие, кто возвращается домой пустым. Российский капитан получает от 7 до 9 тысяч долларов.

– Остается время на хобби?

– Я и в отпуске люблю путешествовать, только не морем. Летал в Таиланд, на Сайпан, Тенерифе, был в Израиле, ездил в круиз по Европе.

– За долгие годы, проведенные в открытом море, вы хотя бы раз пожалели, что выбрали себе такую профессию?

– Ни разу. Я всегда говорил, что наша работа выгодно отличается от всех других.

– Тогда семь футов под килем!

– Спасибо.

Расспрашивал Эдуард ТИРАСПОЛЬСКИЙ