ПОЛОСА 7

Слово и дело

Отрицательная плавучесть

Пожалуй, все жители Биробиджана в курсе, что летом у нас произошла крупная авария на водопроводе. Когда специалисты оценили ущерб, выяснилось, что проще полностью заменить устаревшие узлы и агрегаты, чем ремонтировать их. А это уже глобальный подход, требующий длительных глубинных работ на дне Биры. Своих водолазов такого уровня и специализации у нас нет. Пришлось подключать соседей-хабаровчан –  сотрудников ФГУ «Подводречстрой-9».

Чтобы не перекрывать движение по ул. Постышева, фрагменты 130-метровой трубы выкладывали и скрепляли вдоль реки, а потом разворачивали.

Игорь КИЖАЕВ начал изучать водолазное дело будучи курсантом Севастопольского военно-морского училища. Однако погоны долго не носил: вскоре перешел «на гражданку». Сейчас он один из старейших и опытнейших работников предприятия. Надо ли обследовать какую-нибудь глубинную конструкцию или, скажем, заварить трубу на дне реки – Игорь Викторович надевает свою верную «трёхболтовку» и спускается в таинственное царство Нептуна. Он поделился со мной некоторыми тонкостями своего ремесла.

Сегодня Игорь Кижаев (слева) не погружается. Он помогает надеть водолазное снаряжение своему коллеге Евгению Тарабанько.
Водолаз должен входить в воду с берега или по специальному трапу. На худой конец сгодится ковш экскаватора.
Под водой водолазы работают по 2-3 часа. В экстренных случаях –по 4-5. В этот раз всё пошло как по маслу: трубе задали нужное направление и в двух местах придавили грузом всего за полтора часа.

– До этого мне доводилось трудиться в различных водоемах и, пожалуй, легче всего было работать в море. Отличная видимость! Никакого течения! Хотя глубина приличная. Здесь мы работаем на четырех метрах. В Бире видимость тоже нормальная, но поток довольно сильный, так что на ногах трудно устоять. Вот и приходится то на корточках работать, то лёжа, то стоя, цепляясь за трубу. Иначе сносит. Правда, когда работали в Амуре, там было ещё сложней. Вода мутная. Перед самым носом ничего не видно. Всё делаешь на ощупь. И течение там тоже неслабое.

Мой собеседник продемонстрировал своё водолазное снаряжение. Право, впечатляет. Огромный ярко-оранжевый герметичный резиновый костюм, который мне, дилетанту, даже непонятно, с какого конца натягивать. На металлическое кольцо в области шеи прилаживается водолазный шлем и стягивается тремя болтами (отсюда и «трёхболтовка»). Специальной помпой в костюм по шлангам подаётся воздух. Для переговоров в шлем вмонтирован микрофон, а у команды обеспечения имеется рация. Так что оторванный от внешнего мира работник глубин одиноким себя не чувствует. Водолазы всегда трудятся слаженной бригадой в три-четыре человека – для обеспечения и подстраховки.

Ещё несколько важнейших элементов снаряжения. В завоздушенном костюме водолаз ни за что не опустится. Будет плавать, как бревно, тогда как плавучесть ему надобно иметь отрицательную. Для этой цели водолазу на спину и грудь крепятся специальные грузы по 16 килограммов. И каждый из его ботинков весит, как пудовая гиря. Вот тогда его тянет ко дну. А если воздух таки начнет выталкивать его на поверхность, то нажатием головы на специальный клапан водолаз может стравить излишки воздуха. Вообразите, каково это – двигаться в такой амуниции по корявому дну холодной и быстрой реки.

– Тяжело, конечно, бывает, – согласился Игорь Кижаев. – Зато не замерзнешь. Под костюмом у нас специальное утеплённое белье из верблюжьей шерсти. Плюс всё снаряжение – 80 кило. Вода ледяная, а мы в своих костюмах так наработаемся, что бывает аж сопреем там, под водой.

Водолазам пришлось рыть траншею под новый дюкер. Не лично, конечно – они со дна Биры цепляли к крану огромные валуны и топляк. А топляка, говорят, в том месте валом. Потом тянули и обследовали новую трубу. Ставили на нее пригрузы, чтобы её не мотыляло течением.

А вот директор хабаровского филиала «Подводречстроя» Александр ИОНОВ более всего впечатлился ювелирной работой крановщиков.

–  Самым трудным было уложить трубу на дно. Можно было, конечно, укладывать её частями, и соединять их уже под водой. Но это достаточно хлопотно, потому как все элементы должны быть идеально подогнаны друг к другу. Поэтому трубу (а это 130 метров!) сварили на берегу и только потом укладывали. Вот это надо было видеть! Такую работу даже на пустынном берегу выполнить нелегко. А тут кругом жилые дома, рядом высоковольтная линия, подземные кабели, оптиковолокно... Когда трубу разворачивали, так один конец аж до четвертого этажа задрался!..

Впрочем, работой своих коллег-водолазов он тоже доволен вполне. Недавно его бригада работала на Амуре. Правда, заказ сначала достался не им, а глубоководникам из какого-то западного региона страны. Когда приезжий водолаз работал на дне, его сильным течением оторвало от конструкций и затащило под лёд, а потом и ударило об него. Хорошо, что стекло шлема не треснуло. Парень тогда изрядно перепугался. Коллеги потихоньку, за шланги, вытянули его из-подо льда на поверхность. После этого случая «западники» свернулись и уехали к себе. А хабаровские водолазы приняли и закончили опасную работу.

Сейчас основные работы по биробиджанскому дюкеру близятся к завершению. Остались штрихи. В будущем году водолазы «Подводречстроя» будут тянуть водопровод на остров Русский во Владивостоке. Сам Владимир Владимирович студентам такое счастье посулил. Как заметил мастер Игорь МЕДИС, работы там предстоят глобальные, так что на ближайшие два года родные их точно «потеряют». Что ж, желаю удалым работникам глубин здоровья и всяческого благополучия. И мысленно, по водолазной традиции, стучу по шлему рукой: удачи!

Евгений СТЕПАНОВ