ПОЛОСА 6

Из первых уст

Василий Олейник:

«Здесь мне нравится. Здесь я понимаю людей»

Вряд ли у меня получилось бы сделать вид, что с бывшим начальником УМВД России по ЕАО Василием Ивановичем Олейником я познакомился в момент, когда пришёл брать интервью по поводу его ухода на пенсию. По роду моей предыдущей службы – в прокуратуре – мы сталкивались не раз. Впервые я встретил его на месте происшествия и очень удивился, что новый начальник УВД с интересом наблюдает за работой следственно-оперативной группы, но не вмешивается. Тот, кто занимался расследованием убийств, знает, как это важно, когда в ответственный момент никто не стоит над душой. Прошло почти десять лет, а я будто заново открыл человека.

Генерал-майор Олейник и полковник Драбкин. Случайный кадр из личного архива автора. За пару минут до начала какого-то официального мероприятия в нашей филармонии.
Генерал-майор Олейник и полковник Драбкин. Случайный кадр из личного архива автора. За пару минут до начала какого-то официального мероприятия в нашей филармонии

– Василий Иванович, ваш уход с должности – это самостоятельное решение или оно было кем-то, мягко говоря, рекомендовано?

– В законе о полиции есть требование о том, что служба на территории одного региона должна проходить не менее пяти лет. Я прошел переаттестацию в 2010 году, до этого проходил её в 2005-м. В этом году мне предложили в порядке ротации перейти на должность министра внутренних дел Ямало-Ненецкого автономного округа. Я отказался, потому что должность абсолютно равнозначная. После мне предлагали рассмотреть возможность перевода в Карачево-Черкесию или Адыгею. Я понимал: если откажусь от этих должностей, должен буду подать рапорт об уходе по собственному желанию – и попросил возможность подумать. На следующий день, в девять часов по московскому времени, я позвонил в службу кадров и сообщил о своём решении уволиться из органов внутренних дел. И ещё я сообщил, что остаюсь в субъекте, где служил все эти годы.

– Если вернуться в 2005 год, перевод в нашу область из Хабаровска был повышением?

– Я был первым заместителем начальника управления по ДФО, это генерал-лейтенантская должность. Так что перевод сюда – не повышение, а рядовая ротация. Из двух предложенных мне вариантов – министром в Якутию или начальником УВД в ЕАО – я выбрал область, потому что сам хабаровчанин, область была мне близкой. Здесь меня не очень ждали. У предыдущего начальника УВД были непростые отношения с центром и министром. Когда я пришел сюда, вопросы служебно-оперативной деятельности были не на самом высоком уровне. Даже совсем наоборот. УВД по Еврейской автономной области было на 78-м месте в Российской Федерации. Раскрываемость по зарегистрированным преступлениям имущественного характера была 27 процентов, тяжких и особо тяжких – 42. Этого недостаточно. Не только для сотрудников правоохранительных органов, но, в первую очередь, для пострадавших. Понятно, что любое убийство – это горе, а нам как-то нужно смотреть в глаза этим людям. Кому, как не вам, знать, что смотреть в глаза легче, когда преступление раскрыто.

Некомплект руководящего состава составлял 27 процентов. Только в двух районных отделах милиции были начальники. Из семи заместителей начальника управления работали два, из них один был в отпуске, другой – в командировке. Заполнить кадровый пробел было невозможно: сюда никто не хотел ехать, потому что люди больше двадцати лет стояли в очереди на квартиру. И тогда я решил обратиться к Рашиду Гумаровичу Нургалиеву. Я доложил ему о сложившейся ситуации, которая стала мне понятна уже после двух месяцев работы. Министр меня поддержал, согласившись с тем, что для сотрудников милиции необходимо строить жильё. Уже в начале 2006 года нам было выделено пять миллионов рублей на фундамент нового дома. Через несколько лет мы построили дом и смогли привлечь дополнительные силы из других регионов. Укомплектовавшись, мы значительно улучшили показатели работы. Например, в 2005 году удельный вес подростковой преступности составлял 17,4 процента, а в 2014 году – 5,4. Разве это не победа?! По показателям служебно-оперативной деятельности мы теперь занимаем 29-е место. А при изучении общественного мнения жители области дали нам высочайшую оценку: мы заняли восьмое место в России по доверию граждан к сотрудникам полиции. Это благодаря всем сотрудникам, которые вкалывают как ломовые лошади – с учётом нагрузки в условиях всевозможных сокращений штатов. Можете поверить на слово: за десять лет я ни разу не был в отпуске.

14

– А чего вы всё-таки не успели сделать?

– В связи с новыми сокращениями я не успел провести реорганизацию служб. Лучше меня здесь кадровую обстановку никто не знает. Но когда придет новый руководитель, я не постесняюсь прийти к нему и рассказать ситуацию в области. Приду, даже если он меня не пригласит – я не гордый. Выскажу ему свою позицию, а уже его дело, принимать её или не принимать. Область наша небольшая, но очень специфическая. Здесь нужен особый подход – с учётом малочисленности, особой ментальности населения.

– Чем вы будете заниматься, когда снимете генеральские погоны, если это, конечно, не секрет?

– Сидеть без дела не буду – лежать на диване не умею. В большую политику лезть не хочу. Я пойду работать туда, где мне будет комфортно, где от дела своего я буду получать удовольствие. Пока я только вынашиваю планы, а дальше – как кривая вывезет.

– В мэры города не хотите?

– Нет. Однозначно нет. Мой довольно способный ученик – Андрей Пархоменко – был начальником горотдела, а потом ушел в эту государственную структуру. Он целиком и полностью отдавался работе, и это наверняка заметили люди. Пархоменко проводил очень конструктивную молодежную политику: много построено детских и спортивных площадок, введены премии для школьников за хорошую учёбу, поддерживался КВН, спорт. К руководству городом должны прийти молодые, энергичные люди. Я люблю работать, делать добро... И очень не хочу стать мальчиком для битья.

– Есть в управлении люди, которых вам хотелось бы забрать с собой на новую работу?

– Таких людей очень много, но я не буду их называть. Потому что могу кого-то не упомянуть и тем самым обидеть. Во всех подразделениях есть очень грамотные и надёжные ребята, с такими можно идти в разведку, защищать конституционный строй.

– О личном: вы решили остаться в нашем маленьком Биробиджане – что такого «специфичного» вы для себя здесь нашли?

– Может, для вас это будет ново, но моя мама –

еврейка, Вайнер Евгения Моисеевна. Отец-украинец рано погиб, в 53 года. Так что мама девять лет жила со мною в Хабаровске, а когда ушла на пенсию, снова уехала на Украину, в город Хмельницкий. Сейчас я собираюсь забрать её сюда. Я в область приехал как к себе домой. Здесь мне нравится всё: отношения с людьми, микроклимат... Моя душа к этому субъекту прикипела. Я здесь понимаю людей, мне близка их душевная доброта, теплота и искренность.

– Что может сказать жителям области не генерал-майор полиции, а пенсионер Олейник?

– Я скажу так: быть добру – везде и всегда! Я хочу, чтобы нашим сотрудникам каждый день хоть немножечко сопутствовала удача. А удача – это и состояние здоровья, и оперативный успех, понимание доброго отношения друг к другу.

Как люди, работавшие когда-то в одном направлении, мы с Василием Ивановичем не прощались. Мы сказали друг другу до свидания, потому что к общей нашей радости остаёмся жить в городе, где у каждого своё, пусть немного новое дело и целая жизнь впереди.

Александр ДРАБКИН