ПОЛОСЫ 6 - 7

Общество

Воспитание души

Семьи православного священника, раввина и мусульманского просветителя рассказывают о том, как вырастить ребёнка в любви к Богу и родителям

В жизни большинства россиян вера играет второстепенную роль. Мы ходим в церковь изредка и с оглядкой, детей своих крестим по привычке. О своем еврейском самосознании многие лишь смутно догадываются и в синагогу уж точно не спешат. А мусульмане в массовом сознании теперь и вовсе прочно связаны только с ИГИЛ и другими террористическими группировками. Все религиозные традиции и обряды сегодня удел избранных. Люди предпочитают воспитывать детей или по своему образу и подобию, или по какой-нибудь современной методике, где точно прописано, что ребёнку нужно запрещать, а на что – закрыть глаза. Но есть люди по-настоящему верующие, которые относятся к религии серьёзно, обращаются к ней постоянно, а не для редкого успокоения души и кулинарных экспериментов во время поста или Шаббата. И в семьях священников разных конфессий тоже рождаются дети. Как им живется в условиях религиозного воспитания? Что в первую очередь им стараются объяснить родители?

В каком возрасте в жизни ребёнка должны появиться религиозные обряды, молитвы?

 

Православная семья

Отец Константин (ЗУБАРЕВ) и матушка Ольга познакомились во время учёбы в Приамурском госуниверситете имени Шолом-Алейхема. Тогда ещё не имеющие никаких религиозных чинов, Константин и Олеся (так зовут девушку в миру) просто учились на одном факультете – филолого-историческом. Свёл их случай. Олеся участвовала в молодёжном конкурсе вокалистов, и будущий муж был совершенно ею очарован. Тогда он и решил, что быть начинающей певице его женой. Сразу после своего выпуска из университета он сделал девушке предложение, но предупредил, что быть ей не просто супругой, а матушкой, что имеет он такую надежду – служить Богу в священном сане. Невеста этого не испугалась, и в сентябре прежний владыка Биробиджанский и Кульдурский Иосиф обвенчал молодую пару. Университет матушка Ольга оканчивала уже не одна. Под сердцем она носила своего маленького сынишку, которого папа назвал Ярославом – в честь одного из святых, почитаемых в Русской православной церкви.

– Ярослав – это достаточно неординарный угодник божий, недавно причисленный к лику святых, который отличился своей высокой гражданственностью, любовью к Родине. И титул у него какой – Мудрый. Ну и просто красивое имя, которое как-то сразу на сердце мне легло. Ярослав Константинович – это имя подойдет и школьному учителю, и директору предприятия, – говорит отец Константин. – А по святцам надо было его Самуилом назвать. Но Ярослав как-то по-русски ближе. Да и выбирать имя ребенку по святцам – это традиция, но не закон.

Молодая семья сегодня живет в Валдгейме. Отец Константин служит в храме во имя святых мучениц Веры, Надежды, Любови и матери их Софии. А Ярослав – это теперь вполне себе серьезный «юноша» в самом расцвете детсадовского возраста. Он носит маленький крестик на чёрном шнурке, умеет креститься, почти выучил молитву «Отче наш», знает, что, когда у папы служба, нельзя заходить на амвон, и очень любит ставить свечки в церкви. Специально для таких малышей, как Ярик, его папа укоротил один из напольных подсвечников, чтобы дети могли зажигать свечи сами.

Ярослава крестили в возрасте восьми дней от роду. Обряд проводил папа.

– Крестный у Ярослава – мой ближайший друг, офицер, сейчас тоже служитель Престола Господня, дьякон Сергий. Одновременно служит в вооруженных силах России и дьяконом в церкви. Сейчас он в Ростове, но мы регулярно общаемся. Как и любой крестный, он молится за Ярослава и помогает в его воспитании, – говорит отец Константин.

Родители не спешат читать мальчику серьёзные религиозные книги, пока ограничиваются сказками, в которых добро обязательно побеждает зло. Также, говорит матушка Ольга, они рассказывают Ярославу библейские сюжеты про Адама и Еву, про рай, про добрых ангелов и про падших ангелов, которые несут в мир зло.

– Библию ему читать ещё рано. Даже адаптированная, детская Библия больше подходит для возраста шести-семи лет. А до этого ребёнку нужно рассказать самые первые, основные понятия, чтобы он понимал, о чём в Библии говорится. Потому что, если только в семь лет ему сказать, что есть на свете Бог, он будет очень удивлен, – считает матушка Ольга.

9

Пока у Ярика свои отношения с Богом, как и у всех детей. Он любит ходить в храм, любит просфорки, которые дают на причастии, умеет молиться своими детскими словами.

– Бывает, проезжаем мимо храма, и я предлагаю ему помолиться. «Что попросим у Бога?» – спрашиваю. Ярик говорит: «Чтобы мамочка не болела». И получается молитва: «Боженька, пусть мамочка не болеет». Эта молитва слышима Богом, у детей чистые сердца, не как у взрослых. Мы-то свою чистоту растратили. Ещё он знает простые молитвы: «Господи, помилуй» или «Слава Отцу, и Сыну, и Святому Духу». Сейчас мы начали учить «Отче наш». Он уже большую часть запомнил, только он любит её не произносить, а петь. Поёт весь текст без запиночек.

Родители его ни к чему не принуждают, потому что понимают, как можно этим навредить. Отец Константин и матушка Ольга хотят воспитать своего сына на любви к православной вере, и знают, что у них нет права на ошибку. Они считают, что всё должно исполняться по духу, а не по букве закона.

– Православие – это не религия запрещения, она только предлагает жить в мире с Богом, в мире с людьми, с твоими близкими, и в любви обязательно. И для этого она предлагает определенный путь. Почему мы называемся христиане? Потому что мы следуем за Христом, мы идем по этой узенькой тропинке, которую он нам показал примером своей жизни. И тем же самым примером мы показываем нашим ребятишкам, как жить, – считает отец Константин.

В свободное время молодые родители любят кататься вместе с сыном с горки, собирать конструктор и читать ему энциклопедию про особо любимые мальчуганом космос и строение человека. А с бабушкой Ярик играет в войнушку. Тогда его зовут старший сержант Гранит и у него есть любимые команды. Старший сержант с радостью защищает слабых, побеждает врагов, сажает в тюрьму террористов. Мама говорит, что у мальчика есть предрасположенность к мужским «стрелялкам». Сначала Ярик хотел стать пожарным, потом военным, теперь он хочет быть Ломом – старшим помощником капитана Врунгеля...

 

Мусульманская семья

В семье Магомедрасула и Марьям ГАЙТУКАЕВЫХ три сыночка – Магди, Магомед и Саид – и лапочка-дочка Муслимат. В Биробиджан эта большая и дружная семья приехала из Дагестана полтора года назад по долгу папиной службы. Магомедрасул в какой-то мере наш коллега – представитель духовно-просветительской исламской газеты «Ассалам». В Еврейскую автономию он попал после распределения из исламского института в Махачкале.

– Есть люди, которые хотят принять ислам, но не знают как, поэтому они часто попадают в такие секты, как ИГИЛ (террористическая организация, чья деятельность запрещена на территории РФ. – Прим. ред.), ваххабизм. Чтобы наставить людей на правильный путь в исламе, мы и работаем, – рассказывает Магомедрасул. – Которые сейчас воюют – это не мусульмане, они делают всё ради денег. Религии там нет, борода только. Они прикрываются исламом и делают свои плохие дела.

Магомедрасул познакомился с Марьям у себя на родине. Они дальние родственники. Семья девушки жила в городе, а семья юноши – в селе. Когда пришла пора жениться, мама предложила Магомедрасулу познакомиться с дочерью её двоюродной сестры. Девушка ему очень понравилась, и он дал знак маме, что можно сватать.

Когда родился первый сын, отец решил назвать его Магди, в честь важного для ислама учёного, который сумел выжить после нападения ваххабитов. Кроме того, Магди – это ещё и как мессия по-русски, человек, который появится перед концом света и Судным днём. Второй сын Магомед был назван именем пророка. Дочь Муслимат в переводе «истинная мусульманка», младший сын Саид назван в честь другого учёного, погибшего от рук террориста. Магомед-расул вообще считает, что дать своим детям мусульманские имена – это очень важно:

– Потому что в Судный день, когда соберутся все люди, они будут держать ответ. Всех людей будут вызывать по именам. А если имя будет не мусульманское, то семье станет стыдно. Чтобы семье не стало стыдно, имя нужно выбирать правильно, в мусульманских традициях.

Религия входит в жизнь ребёнка в момент рождения. Первым, что новорожденный услышит в своей жизни, должны стать слова Всевышнего. Для этого малыша берут на руки и в ушко нашептывают ему особые слова. Те, которыми мусульман пять раз в день приглашают на намаз в мечеть. Этот призыв называется «азан».

Мальчиков начинают водить в мечеть с трех-четырехлетнего возраста. Читать молитвы они ещё, конечно, не умеют, но уже могут присутствовать вместе с папой на очень важной пятничной молитве.

Девочкам с девяти лет и мальчикам с четырнадцати нельзя никоим образом пропускать намаз. Считается, что один пропущенный намаз – это 70 лет в аду после смерти. Девочки молятся дома, мальчики и мужчины, если позволяет время и есть возможность, должны ходить в мечеть. Ещё одна обязанность – собираться в мечети по пятницам. Это нельзя пропускать. Если человек без уважительной причины три раза подряд пропустит пятничную молитву, на нём поставят печать неверия.

Младшим Гайтукаевым пока, конечно, ни годы в аду, ни печать неверия не грозят. Они ведь только всему ещё учатся, привыкают к своим религиозным обязанностям.

– Дочь мы с детства начали приучать к платку. Ей было интересно заматывать его, как мама. В садике воспитатели ей платок снимают, – говорит Марьям. – А вообще, большинство заповедей, которые должна выполнять девушка, приходят в её жизнь после замужества. До этого главное – слушать родителей. После замужества нужно слушать мужа.

Магди и Магомед уже ходят в школу. Старший – в еврейскую 23-ю, младший – в светскую десятую. Отец считает, что его старшему сыну не повредит узнать о другой культуре. После обеда братья идут на занятия в секцию вольной борьбы, потом – на кудо. Родители говорят, чтобы не хулиганили и по дому просто так не слонялись. А мальчишки в своих секциях делают большие успехи: занимают всякие призовые места на различных соревнованиях. Муслимат и Саид пока ещё маленькие и ходят в детский сад. Родители работают в пекарне биробиджанского гипермаркета: мама печёт пироги, папа – хлеб.

Магомедрасул и Марьям довольны своей жизнью в Биробиджане. Огорчаются только, что квартирка для такого большого семейства маловата. В Дагестане у них остался дом с большим огородом и садом, а здесь денег хватает только на съём «двушки».

 

Иудейская семья

Эли и Михаль РИСС познакомились с помощью специальной еврейской свахи «шадханит». До свадьбы молодые люди виделись всего несколько раз. На каждом из пяти свиданий они обсуждали очень серьезные вопросы будущей жизни, воспитания детей, вплоть до того, будет ли в их доме телевизор и должен ли их сын с трёх лет носить кипу. Потом Эли сделал Михаль предложение. Со свадьбой, как и положено по традиции, тоже постарались не затягивать.

После свадьбы молодые сразу стали мечтать о детях. Когда Михаль ещё не знала, что беременна, она написала письмо Любавичскому ребе с просьбой о благословении и положила его в собрание писем «Игрот Кодеш»:

– Раньше можно было обратиться к ребе напрямую и дождаться ответа, но он покинул наш мир, и теперь люди просто вкладывают свои письма в его собрание писем, а потом читают ответ. Считается, что те письма, которые открылись тебе и выпали, они на самом деле сейчас адресованы тебе, в твоей конкретной ситуации. Я тогда ещё не знала, что беременна, и в голове у меня был совсем другой вопрос, но мне выпало письмо, где говорилось: у вас родится мальчик Исроэль... Там шла речь про его день рожденья и о том, что нужно не откладывать стрижку, а сделать её как можно раньше. Естественно, когда через несколько дней мы узнали, что ждем ребёнка, я сказала, что, если родится мальчик, он будет Исроэль. Я бы даже не позволила перечить мне в этом вопросе.

Сына назвали Исроэль-Меир. Через полтора года у него появилась сестрёнка, для которой тоже выбрали необычное еврейское имя.

– Мне давно нравилось имя Рейзл. У Шолом-Алейхема есть пьеса «Блуждающие звёзды», и там была героиня Рейзл. Кроме того, мою прабабушку звали Роза. На идише это тоже Рейзл. Вот я и подумал, что свою дочку обязательно так назову, – рассказывает Эли Рисс. – Наша доченька появилась на свет в день рожденья жены Любавичского ребе, которую звали Хая-Мушка, и мы назвали её Хая-Рейзл. Хая значит «жизнь», Рейзл – «роза». Вот такая у нас растет «роза» с колючим характером.

Религия входит в жизнь младенца из еврейской семьи в момент рождения. Сразу после появления на свет малышу как можно быстрее стараются омыть руки. В кроватку, коляску, на дверь комнаты, где спит ребёнок, вешается карточка-благословение, на которой написан особый псалом. Она считается защитой для младенца. Возле кроватки вешают плакат, на котором изображены портреты праведников. Когда ребёнок проснется, он будет видеть хороших людей и впитывать качества их характера. Кроме этого, даже самому крошечному малышу омывают ручки утром и говорят молитву «Шма Исроэль» на ночь.

Когда ребёнок начнёт разговаривать, его начнут потихоньку учить говорить благословение перед едой. Берёт малыш пирожок – мама ловит момент и произносит благословение вместе с ним. Когда ребёнок ещё немного подрастёт, он начинает учить буквы. Считается, что до трех лет мальчик вполне способен выучить алфавит на иврите. Не читать, а просто знать буквы. Начинают приучать детей к понятиям скромности. Например, что нельзя заходить в комнату, когда кто-то из родителей переодевается, нельзя задирать кофту маме или папе. К трем годам у еврейского ребёнка начинается возраст воспитания, который длится почти десять лет. К 12-13 годам, то есть возрасту бар/бат мицва (еврейского совершеннолетия), дети должны начать соблюдать все заповеди. До этого момента они ничего не обязаны делать, их просто всему учат, показывают на собственном примере какие-то традиции.

Исролик вот к своим трём годам уже прошел обряды обрезания и первой стрижки, теперь он носит кипу и цицит, совсем как его папа, учит вместе с родителями молитвы, буквы, исполняет некоторые заповеди со взрослыми. Сейчас он учит слова на иврите, но при этом хорошо разговаривает и на русском языке. Родители хотят, чтобы он умел говорить и читать на двух языках. В пять лет он вместе с отцом начнёт изучать серьезные религиозные тексты на иврите.

– Родители учат детей своим личным примером. Когда ребенок видит, что мама каждый Шаббат зажигает свечи, папа делает кидуш, произносит молитву, то дети тоже хотят это делать. Если они видят, что ты не ешь вот это и это, но при всём этом нормально живешь и комфортно себя чувствуешь, то они понимают, что так можно нормально жить, чувствуют себя не ущемленными, а принадлежащими к определенной культуре. Это не ограничение, а особое условие, в рамках которого тебе интересно что-то придумать, сделать, приготовить вместе с детьми, – считает Михаль.

Родители очень хотят, чтобы и Исролик, и Рейзи выросли б-гобоязненными людьми, то есть теми, кто боится Б-га, боится сделать какие-то проблемы, боится совершить какой-то грех. Считается, что если ребенок боится Б-га, то он будет хорошим человеком, он научится уважать других людей, любить свою семью.

– В еврейской традиции написано: если ты хочешь, чтобы твой ребёнок был таким-то, ты должен стать на четверть лучше, чем такой человек. Потому что они не могут перенять от тебя все сто процентов. Воспитание детей – это во многом работа над собой, необходимость сломать какие-то свои границы. Дети видят результат и ориентируются на него, – подвела черту нашему разговору Михаль.

Вера КРАВЕЦ