ПОЛОСА 3

И такая тоска – хоть умри*

Хинганск: место живописных руин

За три года, которые прошли с момента присоединения бывшего посёлка шахтёров к Облученскому городскому поселению, Хинганск не сильно изменился – сейчас с него вообще хоть новые декорации для «Сталкера» рисуй. Тем не менее здесь живут полторы тысячи человек.

В ПОСЁЛКЕ много продуктовых магазинов, несколько аптек, амбулатория, три церкви от разных религиозных течений, дом сестринского ухода и пустые улицы с редкими прохожими. В клубе раз в неделю проходят дискотеки, самодеятельность ушла на пенсию вместе с её руководителем. Квартиру, даже самую ухоженную, можно продать только за материнский капитал. Рядом с жилыми домами стоят полностью заброшенные, есть даже целиком заколоченная пятиэтажка. За любой справкой нужно ехать в Облучье. Билет на автобус до райцентра стоит сто рублей в одну сторону. Дорог в посёлке нет, зато до города – новая трасса и хороший асфальт. Молодежь уезжает по этой дороге из Хинганска при первой возможности и больше не возвращается. А в посёлке живут в основном пенсионеры и те люди, у которых нет никакой возможности уехать. Мужики работают «по заездам», то есть вахтами, женщины ждут их дома и маются от безденежья и отсутствия работы. Чуть ли не единственная подработка для людей без специальности – сбор дикоросов в тайге и их последующая продажа. Самый ходовой товар в местных магазинах – стеклянные банки для консервов и крупы.


Елена Михайловна Гарник предлагает не уделять
материальному благополучию жизни повышенного внимания.

Елена ГАРНИК полжизни проработала в машинном отделении на шахте, была машинистом на лебедке, с помощью которой поднимали породу и шахтёров из забоя. Она помнит Хинганск цветущим и ухоженным посёлком.
– Самая большая проблема в посёлке – это наша дорога. Водителям приходится постоянно лавировать между ямками, особенно после дождя и весной. Когда-то процветающий, известный посёлок, богатейший, превратился в эти развалины. Потому что он лишился своего градообразующего предприятия – шахты, которая всё здесь содержала. Всё, что осталось здесь сегодня, – это последние следы былого величия, – рассуждает Елена Михайловна. – Хинганск, конечно, не на самом плохом месте оказался. Я всё-таки думаю, что здесь дело в том, что в Хинганске три церкви: баптистская, евангелистская и недавно открыли православный приход. Люди молятся, просят за Хинганск, просят за посёлок, посылают молитву Богу – и он делает всё. Вот недавно отремонтировали участок трассы от Облучья до Хинганска. Дорога хорошая, а было то же самое, что здесь, – сплошные ямки и разбитый асфальт. Для меня Хинганск – это целая жизнь, все самые главные события здесь прошли: я вышла замуж, родила дочь, заработала стаж и пенсию, получила квартиру от шахты, получила рождение свыше в церкви. Благодаря рождению свыше я поняла, что всё материальное – приходящее. Был богатейший посёлок, а превратился в развалины. Материальное – ненадёжно, нужно верить в незыблемые ценности. К ним и надо стремиться.


Владиславу Рафаиловичу и Марии Егоровне Ёжиковым
в Хинганске без коллектива скучно.

НА ОДНОЙ УЛИЦЕ с Гарник живут Владислав Рафаилович и Мария Егоровна ЁЖИКОВЫ. В Хинганске они тоже прожили долгую и счастливую жизнь, вырастили детей. Больше всего семью пенсионеров огорчает тот факт, что в посёлке не стало самодеятельности.
– Клуба не стало, почти сразу исчезла и самодеятельность. Раньше это был настоящий центр жизни посёлка, а теперь только комнатушечка в поссовете, где для деток устраивают дискотеки. Раньше то кино приедет, то концерт, коллективное собрание какое-нибудь устроят. Самодеятельность, наш хор ветеранов – это было моё самое любимое занятие. И посёлок был как одна семья, а теперь всё разбилось. Каждый сам в своей каморочке копается, в огородике, домишко лепит мало-мало. Соседи рядом – только здороваемся. В центр я хожу до аптеки да в магазин. Скучно жить без коллектива, я ведь всю жизнь среди людей был, 57 лет проработал на производстве – на комбинате и в локомотивном депо в Облучье, – рассказывает Владислав Рафаилович. – Я в хоре всегда пел, на баяне играю. Но бабушка моя не любит, когда я на баяне играю, и кот не любит. Собака, главное, начинает подпевать, а кот лезет и царапается, чтобы я перестал.


В посёлке Хинганск давно уже не работают очистные сооружения, вместо них несколько лет назад
были закопаны специальные бочки, в которые собираются нечистоты.
Но часть сточных вод, минуя систему водоотведения, всё равно самотёком попадает в Левый Хинган.

МЕСТНЫЙ ФЕЛЬДШЕР скорой помощи Татьяна РОМАНОВСКАЯ рассказала о том, что у Хинганской амбулатории и Облученской районной больницы налажена хорошая система взаимодействия. И бригадам скорой помощи часто приходится заменять друг друга:
– Например, машина ушла в Биробиджан, роженицу повезли. Фельдшер скорой там остаётся без машины. Значит, я здесь буду ходить пешком по вызовам, а наша машина едет в Облучье. А меня здесь кто-то из знакомых подвезёт, ночью с санитаркой вместе ходим. «Нива» в Облучье старенькая, часто ломается, и скорая одна. А население у них намного больше, и они не могут оставить фельдшера без машины. И то бывает, что они зовут нас только на конкретный вызов, тут близко подъехать. Бывает и наоборот, когда вместо нашего фельдшера облученская бригада приезжает. Это нормальная взаимозаменяемость.

Сельских праздников фельдшер ждёт с нехорошим трепетом. В прошлом году, например, десять школьников забрались все вместе в мотоцикл с люлькой и дружно на нём перевернулись. Каждого потом пришлось зашивать, обрабатывать раны. Но бывают и совсем непраздничные обращения.
– Сегодня у нас с утра другая проблема. У психически нездоровой женщины обострение. Пришла с утра, укол сделать не даётся, йод разлила, всё по полу размазала, кресты нарисовала. Санитарочка её отвлекла, вывела – она давай камни швырять. Я позвонила в Облучье, а там говорят, что не могут отвезти её без направления в областной центр. А где я в субботу возьму психиатра, чтобы выписал направление? И на чём я её повезу? Если я брошу Хинганск и повезу её в Биробиджан, то потеряю целый день, а посёлок останется без дежурного фельдшера в выходной. В психиатрической больнице очень долго принимают, а могут и вовсе не принять. Хотя она смолоду состоит на учёте, агрессивная очень. Надо звонить, договариваться. Этой проблеме с психически больными людьми уже очень много лет.


Магазин «Конфино» жители Хинганска называют «сладким» за большой ассортимент конфет.
Но вот продавец Оксана Костина говорит, что намного чаще местные жители
покупают здесь хлеб и крупы. А сладкое – только по праздникам.

В ЗДЕШНИХ МАГАЗИНАХ существует особый способ оплаты продуктов – «кредит доверия». Потому что доходы у местного населения очень низкие, и людям порой не хватает денег даже на самые насущные вещи.
– Здесь совсем по-другому организован бизнес, всё построено на доверии, потому что часто приходится отпускать продукты в долг. Продавцы знают каждого человека, кто пользуется этой услугой, видят, как растут их дети, знают, как у них жизнь складывается, что они покупают. Про отсутствие конкуренции в Хинганске говорить не приходится. Количество магазинов на душу населения здесь даже больше, чем в городе. Очень много тех, кто на дому торгует продуктами. Они не платят аренду, могут себе позволить сделать ниже цены, – считает местный предприниматель Вероника АНТОШИНА. – Но ассортимент в магазинах не очень большой. Обычный человек покупает здесь очень много крупы, рожки, консервы, хлеб. Я в Хинганске впервые узнала, что такое сечка и ячка. Колбаса и сыр у наших покупателей бывают только по праздникам. Конфеты берут до двухсот рублей. Все, что за пятьсот, это тоже на праздники. В городе люди очень много кондитерки покупают, а здесь только простое печенье, простые конфетки.
Вероника, как представитель молодого поколения сельчан, больше всего сожалеет о том, что молодежи в посёлке совсем некуда сходить. Малыши и подростки занимаются тем, что целыми днями гуляют по улицам.
– У нас молодежь сидит на улице и общается. Чем они занимаются ночью, никто не знает. Им скучно, охота куда-то сходить, а некуда. Вот был бы в поселке спортзал реально хороший, со снаряжением... Ведь сейчас всё их поколение на спорте помешано. Я часто бываю в Хабаровске, общаюсь со своими ровесниками, они все там на спорте, у каждого абонемент в фитнес-центр, правильное питание, совершенно не употребляют алкоголь, не курят. Там теперь люди живут совершенно по-другому, у них нет свободного времени, вся неделя расписана по часам. У нас тут всё иначе. Не знаю, сколько ещё лет должно пройти, чтобы эта здоровая мода дошла и до Хинганска...


От советского универмага с огромными окнами, в котором продавалась одежда,
сейчас остались только руины и заложенные кирпичом оконные проемы.
Между тем в пятиэтажке над заброшенным магазином продолжают жить люди.

Знакомилась Вера КРАВЕЦ