ПОЛОСА 4

Конфликт

Не нужен стал

Майора полиции, участкового с более чем 20-летним стажем, уволенного со службы в связи с болезнью, полученной «при исполнении», вместе с женой и несовершеннолетним сыном выселяют на улицу

Собственного жилья у Сергея ТРОЯНА нет. Он живёт в служебной квартире, которой владеет Приамурское городское поселение Смидовичского района ЕАО. Почти десять лет назад, когда Сергей Николаевич только перевёлся в Приамурский, местная администрация предоставила ему жильё по договору, в котором есть пункт, гарантирующий сельскому участковому проживание в означенной квартире и после увольнения со службы. Именно поэтому в полицейском ведомстве вопрос о предоставлении жилья Трояну и его семье даже не поднимался. Однако нынешнее руководство поселения выполнять обещания предшественников не намерено и пытается выселить «квартирантов» через суд.

МИЛИЦИОНЕРОМ он стал не по собственной инициативе, а по приказу министра обороны. Воинская часть, куда его призвали, дислоцировалась в Казани. Но командование ставило перед батальоном армейской милиции разные задачи, в том числе и те, что требовалось решать в Нагорном Карабахе и Спитаке.

Из армии Сергей вернулся на родину, в одну из станиц Краснодарского края, а в начале 90-х вместе с родителями и братьями переехал на Дальний Восток. Спокойной, размеренной жизни не получилось. Помыкался с места на место и решил пойти работать в милицию.

С сентября 95-го служил в Вознесенском, что в 160 км от города Амурска. Там 23 февраля 1996 года его дом впервые обстреляли местные бандиты – смотрящие за селом, как принято у них говорить. Картечь и пули вынесли все окна. Жена, сын и дочь не пострадали – он успел спрятать их в подполье. Преступников установили и даже осудили, только не за посягательство на жизнь сотрудника милиции, а за хулиганство и угрозу убийством. Следствие и суд посчитали, что поздней ночью и дома участковый и не участковый вовсе, а простой смертный. Общаковые менее разборчивы и в такие тонкости не вникают. С первой женой Сергей развёлся, но местные её всё равно убили. Свой мотив преступник озвучил внятно: жена мента, пусть и бывшая.

НИ ПЕРСПЕКТИВ повышения по службе, ни возможности получить квартиру в Вознесенском у Трояна не было. В 2008 году начальник Николаевского отделения полиции предложил ему работу в Приамурском. Факт, что администрация поселения готова предоставить ему благоустроенную служебную квартиру, стал решающим. Тем более что в пункте 4.4 договора указано: «По истечению срока проживания, установленного п. 1.1, с нанимателем по его заявлению заключается договор социального найма на указанное в договоре жилое помещение».


На брошенной автобусной остановке когда-то обитали приамурские бомжи. Сергею Николаевичу и Артуру Троян крайне не хочется оказаться на их месте.

«Жилое помещение» – это разбитая, брошенная военными «трёшка» в Доме офицерского состава. Ремонтировать её для Трояна, конечно, никто не собирался – приводить квартиру в порядок пришлось самому. Переехал он в неё со второй женой и тремя несовершеннолетними детьми.

НА ВВЕРЕННОМ Трояну участке – дачи хабаровчан. Их там без малого сорок тысяч! Сады, огороды, домики и их содержимое – исключительная приманка для маргиналов. Зимой там основательно обживались бомжи – и это был праздник для их бродячих душ. А где праздник, там и пьянки, резня, поджоги...

Приступив к исполнению обязанностей, Сергей начал искать – и нашёл – способ существенно сократить количество преступлений на участке. По его инициативе и при его содействии дачники заключили договоры на охрану с местными казачьими формированиями.

Однажды на дачи забрёл невесть откуда взявшийся паломник. Шёл он на запад, жил чем придётся и стал объектом издевательства местных беспредельшиков. После вмешательства участкового обидчики пилигрима были наказаны. А что делать с самим потерпевшим? В милицейских инструкциях такого поворота дела не предусмотрено. Троян поселил бродягу в пункте полиции, кормил и покупал ему лекарство, пока тот не пришёл в себя.

Участковый и забыл уже про паломника, когда получил приказ явиться в областное УВД в парадной форме. Тогдашний начальник управления генерал-майор Василий Иванович Олейник на торжественном собрании личного состава вручил Трояну ценный подарок – фотоаппарат.

Оказывается, странник лично знаком с Патриархом всея Руси. Добравшись до столицы, он рассказал ему о своих приключениях и об отзывчивом участковом. Патриарх написал письмо министру, а тот в свою очередь рекомендовал начальнику управления отметить благородный поступок полицейского.
ВО ВРЕМЯ НАВОДНЕНИЯ 2013 года участок, на котором нёс службу Сергей Троян, был частично залит вышедшим из берегов Амуром. Оказывая помощь подтопленцам, он часами работал в холодной воде, не спал сутками. Результат – серьёзное заболевание и увольнение из органов внутренних дел по состоянию здоровья.

У Высоцкого есть строчки: «Побудьте день вы в милицейской шкуре – вам жизнь покажется наоборот». В случае с нашим отставным майором всё, как в зеркале: он впервые увидел жизнь наизнанку, только после того, как снял милицейскую шкуру, в которой проходил два десятилетия. Требование в тридцать дней освободить квартиру и сдать ключи он получил ровно год назад, через три месяца после увольнения. Поначалу Сергею Николаевичу это всё казалось глупой и грубой шуткой. Его младшему сыну Артуру всего одиннадцать лет. Он что, тоже должен пойти на улицу?!

ТРИ КВАРТИРЫ в пятиэтажке, где пока ещё живёт семья Троян, стоят пустыми. Все – в муниципальной собственности, но администрация туда никого не заселяет. Валентина ПЕТРОВА на общественных началах считается старшей в этом доме.

– Я возмущена! Я не понимаю, почему вдруг посёлку стал не нужен бывший участковый, – задается вопросом Валентина Максимовна. – Когда здесь было наводнение, он почти не приезжал домой, всегда был с людьми, охранял дома, помогал, на каждую просьбу откликался. Я давно живу в одном доме с Сергеем, помню, как он вселился в свою разбитую квартиру, сделал ремонт, поменял окна... Выселять его несправедливо!

Сам отставник тоже в первую очередь оперирует категорией справедливости.

– Зам. прокурора области предложил мне взять ипотеку. Я же, говорит, взял, – с возмущением рассказывает Сергей Троян. – С его зарплатой, я думаю, взять ипотеку не проблема. А мне её сейчас кто даст? Я пенсионер, заработок жены – десять тысяч. В очередь на получение ведомственного жилья меня в своё время тоже не поставили, сказали, что в этом нет необходимости, что у меня есть договор, по которому моя служебная квартира останется за мной на правах социального найма.

АДМИНИСТРАЦИЯ поселения обратилась в Смидовичский суд, её поддержала районная прокуратура. Решение первой инстанции: выселить без предоставления другого помещения. Апелляционный суд оставил семью на занимаемой жилплощади, однако это решение не устроило уже прокуратуру области. В конце концов вышестоящая инстанция вернула дело на новое рассмотрение.
Троян очень надеется, что в ходе очередного разбирательства будет учтена статья 44 закона «О полиции», в которой сказано, что из служебного помещения не может быть выселен сотрудник, отслуживший в органах больше десяти лет.

Между тем Артур Троян готовится поступать в Суворовское училище. Он мечтает стать военным и защищать Родину, как это делал его отец. Дай Бог, чтобы Родина ответила ему тем же.

Александр ДРАБКИН

Комментарии

Сергей ГЛУЩЕНКО, в 2016 году – глава администрации Приамурского городского поселения; это он подписал требование «О добровольном выселении из специализированного жилого фонда», адресованное С. Н. Трояну:

– Вообще-то, я думал, что вопрос с Трояном решён положительно. Договор с ним действительно заключен был, но договор договором, а жильё муниципальное, и я действовал на основании и закона, и устава муниципального образования. Договор с ним подписывали ещё до меня, законодательство меняется. Если бы я не инициировал его выселение, то попал бы под статью Уголовного кодекса, во всяком случае, меня бы за это привлекла к ответственности прокуратура. Трояну должно было предоставить жильё его ведомство. Как человек я был не против его проживания в квартире, а как должностное лицо обязан был выселить. Я даже ездил в правительство, обсуждал вопрос о том, чтобы принять закон не выселять участковых. Но мне сказали, что областная дума не может такое решение принять, так как это не будет соответствовать федеральному закону.

Василий ОЛЕЙНИК, бывший начальник УМВД России по ЕАО:

– Ситуация печальная. У сотрудника выслуга больше двадцати лет, бывал в горячих точках, уволен по болезни, к тому же на руках имеется договор с администрацией посёлка о том, что после службы жилище останется в его пользовании. Представителям районной власти можно было не доводить дело до суда – проблема вполне разрешима законным путём. По каким-то причинам этого не произошло. По закону о прохождении службы в органах внутренних дел после увольнения сотруднику должны предоставить ведомственное жильё и лишь после этого отобрать занимаемую квартиру.