ПОЛОСА 2

27 марта – Всемирный день театра

Жизнь в образе и вне его

Галина Симонова хочет поработать и на биробиджанской сцене


– Я иногда думаю: а если бы я тогда не поехала в Иркутск, как бы сложилась моя судьба? – размышляет вслух Галина Семёновна.  – Не факт, что стала бы актрисой...

НАЧАЛО ЖИЗНИ Галины СИМОНОВОЙ чем-то напоминает мой любимый фильм «Приходите завтра». Как и Фрося Бурлакова, она родилась в глухом таёжном селе. В сталинские годы в Усть-Умальте Верхнебуреинского района Хабаровского края располагалось управление одного из концлагерей ГУЛАГа. Сегодня на этом месте осталась только метеостанция. Но в 50-е годы и в начале 60-х здесь было ещё довольно оживлённо. Был клуб, а в нём – художественная самодеятельность. Во всех концертах Галя была одной из ведущих артисток. Причём выступала в разных видах искусства: пела, танцевала, декламировала стихи. И была любимицей односельчан. Они, как говорила та же Фрося Бурлакова, ею «восхишались». Неслучайно девочка с малолетства мечтала о сценических подмостках.

В многодетной семье Симоновых Галя была последышем – восьмой. Жилось нелегко, впрочем, как и всем. Дети росли довольно самостоятельными, рано определялись в выборе жизненного пути. И хотя младшенькую дочку родители не хотели отпускать от себя, после окончания школы она сорвалась в Хабаровск.

– Ехала я с определённой целью – стать артисткой, – признаётся она. – Но сначала нужно было устроиться в городе – найти такую работу, чтобы дали общежитие. На глаза попался хлебозавод. Зашла – сказали, что возьмут, и общежитие у них есть. Поставили меня на тестоделитель, и я эту работу довольно быстро освоила.

Устроившись в Хабаровске, Галина пришла в Дом офицеров – не тот, что центральный у Амура, а недалеко от того места, где жила и работала. Там как раз собрался небольшой инструментальный ансамбль. В его состав входили музыканты-профессионалы. Необученную, но голосистую девчонку они встретили приветливо. С ними Галина выучила шлягер тех лет из репертуара Ольги Воронец «А где мне взять такую песню?». Она даже выступила в нескольких концертах, но вскоре поняла: чтобы стать артисткой, надо учиться.

И как раз тогда на глаза ей попало объявление: Иркутское училище искусств набирает студентов на вокальное отделение, музыкальное образование необязательно. Собрала вещички в сумку и отправилась в неизвестность...

Поступить в училище с первой попытки не удалось. Год Галина отработала кондуктором в трамвае, но своего добилась – стала студенткой. Преподаватели определили, что у неё сопрано, занялись постановкой голоса. Она прошла азы музыкальной грамоты. Но на втором году узнала, что иркутский Театр музыкальной комедии проводит прослушивания. Ей было уже 23 года, хотелось определённости, и она решила попробовать. Галину Симонову приняли в профессиональную труппу без диплома.

В театре Галина Семёновна проработала 31 год, вплоть до выхода на пенсию. Лишь в самом начале своей артистической карьеры, во время гастролей в Воронеже, она попыталась поступить в тамошний знаменитый народный хор. Её прослушали, сказали, что пока не возьмут, но пусть приходит ещё. Попыток уйти из своего театра она больше не делала.

ЖИЗНЬ АРТИСТА многие представляют как сплошной праздник. Овации, цветы, поклонники, поездки за рубеж... Но это парадная сторона жизни, да и то далеко не всех служителей Мельпомены. Работа в театре – это прежде всего непрерывный и очень нелёгкий труд. А оперетта, которая волей судьбы стала поприщем Галины Симоновой, наверное, самый сложный вид искусства, основанный на синтезе вокала, хореографии и драмы. Артист должен не только войти в сценический образ, но и уметь хорошо петь и танцевать.

А ещё классическая музыкальная комедия – искусство, праздничное на сцене, но не очень-то щедрое по отношению к актёрам. Дело не только в зарплатах, хотя и они были смешными: начинала Галина с оклада в 65 рублей. Позже перешли на другую систему оплаты: она зависела от количества спектаклей. Чтобы занять ведущее положение в труппе, нужно попасть в амплуа героини. А в оперетте это обычно статные красавицы. Актрисы, не отвечающие стандартам внешности, будь они сверхталантливы, Сильву или Марицу никогда не сыграют. Их удел – роли второго плана.

Галина Симонова была худенькой невысокой девушкой, и за ней сразу закрепилось амплуа травести – такие артисты играют детей. Первый раз она вышла на сцену в спектакле «Кин IV» в роли мальчика Рандольфика. Отдельные роли, пусть и небольшие, доставались ей практически во всех детских спектаклях. Каких только мальчиков, девочек, а также зверушек ей не пришлось переиграть! Позже она перешла на роли субреток – бойких, плутоватых наперсниц героинь.

За три десятилетия Галина Семёновна заполнила театральными фотографиями несколько альбомов. И по ним видно, что постановщики спектаклей ценили Симонову не только за голос, но и за прекрасные хореографические способности. Разучивать приходилось танцы разных народов: сегодня – чардаш в «Сильве», завтра – вальс в «Весёлой вдове», или бразильский танец в «Тётушке Чарли», или еврейский в «Скрипаче на крыше». А уже в 90-е годы на сцене нового здания Иркутского музыкального театра были поставлены такие мюзиклы, как «Юнона и Авось»,

«Иисус Христос – суперзвезда». В них участвовала вся труппа. Приходилось осваивать не только рок-пение, но и рок-хореографию. И Галина Симонова была в них далеко не статистом в массовках.

За тридцать лет службы в театре она побывала во многих городах Советского Союза – от Запорожья до Южно-Сахалинска. Дважды театр ездил с отчётными гастролями в Москву. В Биробиджан Иркутский музыкальный не приезжал, но сама Галина Семёновна была здесь не раз. В ЕАО живут её старшие сёстры. Приближался пенсионный возраст. Так вышло, что своей семьи у неё не сложилось. Как член Союза театральных деятелей, она могла бы претендовать на место в Санкт-Петербургском Доме ветеранов сцены имени М. Г. Савиной. Коллеги обещали посодействовать. Но она решила поселиться поближе к родным. Тем более что и Биробиджан ей нравится.

– В 2005 году я провела здесь отпуск, – вспоминает она. – Была осень. Пришла на площадь перед филармонией – там цветники, фонтан, скульптура скрипача! Так здорово, что я решила окончательно: перееду сюда!

С 2006 года Галина Семёновна – биробиджанка.

КОМУ-ТО ПОКАЖЕТСЯ странным, но первые десять лет по сцене она не скучала. Конечно, как и любому артисту, ей периодически снятся «профессиональные» сны: опаздывает на спектакль, скоро выход, а она не может найти театральный костюм, забыла слова и прочая. Разумеется, Галина Семёновна периодически перезванивается с коллегами, знает, что происходит в родном театре. Но душевных переживаний по поводу окончания творческой карьеры до последнего времени не испытывала.

Может быть, потому, что на пенсии нашла себе дело по душе: устроилась нянечкой в первый в городе частный детский сад. Всю свою нерастраченную материнскую нежность она направила на подопечных малышей. Когда садик закрылся, немного поработала в филармонии – нет, не артисткой, а гардеробщицей. Потом нянчила ребёнка на дому. Прошедшая зима – первая, когда она не работала.

Недавно пошла в ателье и встретилась с женщиной, у которой сестра работает в её театре. И она была там на нескольких спектаклях. Проговорили долго. И поняла, что театр не ушёл из её жизни. Если бы в Биробиджане хотя бы почаще были гастроли, этого, быть может, хватало, чтобы насытить её творческую душу. Но город у нас, увы, нетеатральный.

И совсем не случайно она познакомилась с художественным руководителем областной филармонии, руководителем театра «Образ», членом Союза театральных деятелей Денисом Шмыровым. Сначала это были просто разговоры двух коллег. А недавно Галина Семёновна предложила ему поставить мюзикл «Бабий бунт». Эта оперетта Евгения Птичкина по мотивам шолоховских «Донских рассказов» давно и прочно обосновалась в репертуарах многих музыкальных театров. Несколько десятилетий она идёт в Иркутске.

– Недавно этот спектакль был показан в тысячный раз, – говорит Галина Семёновна. – Я в нём тоже играла, помню не только весь текст, все танцы и вокальные номера, но и мизансцены и могла бы помочь Денису поставить его здесь.

Пока это только намерения. Но как хочется, чтобы актриса Галина Симонова появилась и на биробиджанской сцене!

Михаил КЛИМЕНКОВ