ПОЛОСА 3

Общество

Брайль для троих

Мобильные приложения помогают слепым людям ориентироваться в пространстве гораздо лучше, чем информационные рельефно-точечные таблички

Недавно на некоторых биробиджанских учреждениях появились таблички, назначение которых большинству непонятно. Лишь кое-кто слышал о шрифте Брайля, на котором пишут слепые и издаются для них книги. Таблички призваны информировать людей, лишённых зрения, у входа в какое учреждение они находятся.


Рис. Валерия ТАРАСЕНКО.

ДУБЛИРОВАТЬ необходимую инвалидам звуковую и зрительную информацию знаками, выполненными рельефно-точечным шрифтом Брайля, предписывает пункт 6 статьи 15 федерального закона №181 в числе прочих мер, обеспечивающих беспрепятственный доступ инвалидов к объектам социальной, инженерной и транспортной инфраструктур. Закон этот был принят ещё в 1995 году, в июле прошлого – утверждён в новой редакции.

Положение о табличках Брайля было и в первоначальном варианте. И мало где исполнялось. По крайней мере, в Биробиджане их нигде не было. Но вот городская прокуратура обратила на это внимание и призвала учреждения к исполнению закона. При этом подала всем пример, разместив на входе первую табличку для слепых. А вообще они должны быть на всех зданиях, где располагаются больницы, школы, правоохранительные органы, пенсионный фонд и некоторые другие учреждения.

ТАКУЮ ЗАБОТУ о людях с ограниченными возможностями можно было бы только приветствовать. Но я поинтересовался, сколько человек в Биробиджане знают азбуку Брайля. На учёте в областном обществе слепых состоит 101 человек. Из них тексты, написанные рельефно-точечным методом, могут прочитать всего трое. Остальные предпочитают более современные способы получения информации. Например, знакомиться с художественной литературой по аудиозаписям. Звуковые издания даже новых произведений сегодня легко скачать в интернете – этим пользуются не только слепые, но и вполне здоровые люди. Аудиозаписи востребованы и в библиотеке общества слепых, а вот объёмистые тома с текстами, набранными шрифтом Брайля, там лежат мёртвым грузом.

СЛЕПОЙ СЫН французского сапожника Луи Брайль рельефно-точечный шрифт создал для себя  почти двести лет назад. И до последнего времени это его изобретение во всём мире было единственным письменным способом донесения информации до слепых и слабовидящих людей. Однако стремительно развивающиеся информационные технологии дают им новые возможности – более эффективные и удобные в обращении. Специальные программы устанавливают на смартфоны говорящие книги, системы спутниковой навигации и ещё множество приложений, которые значительно расширяют возможности незрячих, помогают им ориентироваться в пространстве и времени.

– Член нашего общества Евгений Аверьянов обучился использованию возможностей смартфона на курсах в Нижнем Новгороде и теперь ведёт такие курсы у нас, – рассказала председатель общества слепых ЕАО Ирина ВЕСЕЛОВСКАЯ.

При этом Ирина Валерьевна сказала, что умение складывать слова из букв и слогов развивает интеллектуальные способности любого ребёнка, поэтому обучение детей чтению по Брайлю продолжается. Слепых ребят отправляют в специальную школу в Хабаровск, но и эти дети предпочитают аудиокниги.

ТАК ДЛЯ КОГО прокуратура затеяла кампанию по изготовлению вывесок на Брайле? Для тех троих, кто способен их прочитать? С этим вопросом я обратился к заместителю прокурора города Биробиджана Олесе КЛЮЧЕНОК.

– Это требование закона, а мы должны следить за его выполнением, – ответила она. – К нам могут приехать и другие слепые, и таблички помогут им ориентироваться в городе.

Я представил себе слепого, бредущего по незнакомому городу без сопровождающего. Для начала ему нужно дойти до нужного учреждения, потом ощупью найти на входе табличку на Брайле. Например, на главпочтамте, где она размещена среди множества других вывесок. Мне кажется, гораздо легче спросить у зрячего, что это за дверь.

Но, положим, прокуратура обязана требовать безукоснительного выполнения закона. Тогда почему из довольно объёмистой статьи 181-го закона, гарантирующей инвалидам право на беспрепятственный доступ к объектам инфраструктуры, выбрана именно эта, не самая для них нужная? Например, пункт 3 указанной статьи обязывает власти обеспечить «возможность самостоятельного передвижения по территории, на которой расположены объекты социальной, инженерной и транспортной инфраструктур, входа в такие объекты и выхода из них». Что это значит? В некоторых городах, в том числе и в России, на тротуарах выкладывается дорожка из рифлёных тактильных плиток, которые задают направление и предупреждают о появлении препятствий на пути. Конечно, устроить такую прогулочную линию хотя бы вдоль одной из биробиджанских улиц – дело недешёвое. Но, может, стоит потребовать от городской управы запланировать строительство таких дорожек хотя бы на будущее? А пока следить за тем, чтобы осуществлялись мероприятия менее затратные. Например, слабовидящим людям нужно, чтобы нижняя и верхняя ступеньки лестниц были окрашены в контрастный с основным цвет. Кое-где это сделано, но далеко не везде. И здания мэрии и областного правительства не показывают примера.

Не требует больших затрат и организация громкого оповещения на остановках о маршруте, по которому следует автобус.

– Пока разглядишь, куда едет автобус, он уже ушёл, – сокрушается Ирина Веселовская. – А ведь почти во всех машинах есть громкое оповещение об остановках. Почему бы не добавить и номер маршрута? Например, автобус остановился – звучит объявление: «Маршрут 11а, следующая остановка “Швейная”». Наверно, это нетрудно сделать?!

Хотелось бы, чтобы предложения незрячих людей обсудили автоперевозчики. К слову, в некоторых городах, в том числе в Хабаровске, власти пошли формальным путём и обязали автоперевозчиков размещать на автобусах таблички с указанием маршрутов на шрифте Брайля.

– Незрячий человек должен шариться руками по всему грязному автобусу и искать, где написан его номер? – прокомментировала это нелепое требование председатель Хабаровского регионального отделения Всероссийского общества слепых Елена ЗЕНКИНА. – Единственно полезной для незрячих людей будет практика внедрения в транспорте наружного звукового информатора, который можно установить, например, над дверью, через которую заходят пассажиры.

СПРАВЕДЛИВОСТИ ради напомню, что именно по инициативе прокуратуры в городе стало больше светофоров со звуковым сигналом. Но их пока недостаточно. Есть судебное решение, где и в какой срок они должны быть установлены, но оно ещё не выполнено: мэрия попросила отсрочку до середины июня. Надеемся, прокуратура проследит за выполнением этого обязательства. А вот отсутствие на каком-нибудь здании таблички с информацией по Брайлю, думаю, инвалиды по зрению переживут.

Михаил КЛИМЕНКОВ

 

Возвращаясь к напечатанному

Перевозки на обещаниях

Новую транспортную компанию, преемницу биробиджанского ПАТП, тоже загоняют в долги

Первые рейсовые автобусы в Биробиджане пошли по городским маршрутам в мае 1936 года.  Это время можно считать началом работы пассажирского автотранспортного предприятия. Окончание его существования можно датировать 2017 годом – моментом запуска процедуры банкротства.

Основной причиной такого непопулярного решения были устаревший автобусный парк, отсутствие средств на приобретение и ремонт транспорта и, как результат, огромные долги по налогам.


Ирина Алёшичева.

Как сообщил редакции конкурсный управляющий предприятием Дмитрий БИЧУЦКИЙ, в ходе конкурсного производства люди с предприятия уволены, имущество выставлено на торги.

В 2018 году в городе появилось новое муниципальное унитарное предприятие «Транспортная компания». Её возглавила Ирина АЛЁШИЧЕВА. Интервью с ней было опубликовано в газете «Ди Вох» 26 мая 2018 года (материал «Не думать о плохом»). Тогда Ирина Фёдоровна задавалась вопросом: «Понимают ли власти, что без финансовой поддержки, без субсидий компании не подняться?» Сказала, что встречалась с мэром города Евгением Коростелевым и получила утвердительный ответ: да, понимают. «Поддержка мне обещана», – не унывала руководитель новой компании.

За минувшее время горожане заметили только одно изменение. Точнее, их поставили перед фактом: автобусы в городе теперь ходят по новым маршрутам. Что ещё изменилось в сфере муниципальных пассажирских перевозок? Отвечая на этот вопрос, директор «Транспортной компании» была настроена куда как менее оптимистично, чем в прошлую нашу встречу. Да и мне ответ её обнадеживающим не показался.

– МУП ПАТП продаёт имущество в процессе процедуры банкротства, – говорит Ирина Фёдоровна. – До апреля нынешнего года мы арендуем у этого предприятия помещения и транспортные средства. Сложно делать выводы о перспективах улучшения нашей работы, потому что для этого нужны средства, которых в бюджете нет. Мы работаем на убыточных маршрутах, которые бросили частники, плюс занимаемся перевозкой школьников, решаем иные социальные транспортные вопросы. Для этого приходится снимать с маршрутов автобусы. Государство с нами рассчитываться не спешит. За ноябрь и декабрь 2018 года задолженность по компенсации перевозки льготников составляет один миллион семьсот тысяч рублей. Мы стараемся не задерживать зарплату работникам, но есть уже задолженность по аренде и по налогам. Непонятно, для чего создавалось наше предприятие, если его снова загоняют в долги. Пока мы слышим только ежедневные обещания, но они таковыми и остаются. Если на 2018 год в городской бюджет на решение транспортных проблем закладывали десять миллионов рублей, то на нынешний год – всего восемь. Так что говорить о перспективах сложно. Сегодня мы заправились, поехали, отвезли пассажиров. Что будет завтра, сможем ли мы это делать, не знаю.

Записал Александр ДРАБКИН