ПОЛОСА 4

К 85-летию прокуратуры ЕАО

Наша мама – прокурор

Памяти Валентины Евгеньевны Чугуновой

О близких людях писать тяжелее, чем о незнакомых. Кажется, знаешь много, а говорить трудно, особенно, если человека рядом уже нет. Мою бывшую коллегу, прокурора Ленинского района – старшего советника юстиции Валентину Евгеньевну Чугунову провожали всем миром в марте 2010-го – с воинскими почестями. После холодных автоматных хлопков грянул Гимн России в исполнении местного военного оркестра. В минуте молчания замерли провожающие. По лицу одного из старших офицеров текли слёзы и не замерзали на ветру. Мы поминали её в ресторане «Амур» – там же, где полгода тому назад провожали на пенсию...

Незаменимых, конечно, нет, но другого прокурора района тогда никто себе не представлял.


С мужем Николаем и дочерью Ольгой.

ВАЛЕНТИНА – тогда ещё Болотских – родилась в 1949 году в селе Городище Белгородской области. Отучилась на библиотекаря в Баку и там же осталась работать на текстильном комбинате. На Дальний Восток, в село Бабстово Ленинского района, она приехала в 1972 году вместе с матерью и младшим братом и семь лет проработала в архиве райисполкома.

На первый взгляд, нет места скучнее архива. Нет здесь ни орденов за победы, ни слёз разочарований. Но если взять глубже, в стопках аккуратно сшитых документов найдутся судьбы людей и коллективов, история поколений и многое другое, к чему обратятся лицом, может быть, только через много лет.

В 1979 году её – студентку Всесоюзного заочного юридического института – пригласили на работу в прокуратуру Ленинского района. Я никогда не спрашивал, зачем она поступила в юридический, но, познакомившись с Валентиной Евгеньевной по службе, понял: если это и было случайностью, то случайностью счастливой – для неё самой и окружающих.


2008 г. С прокурором Октябрьского района ЕАО Николаем Архиповичем Микрюковым.

ЧУГУНОВА была помощником прокурора, когда вы-ехала на первое происшествие. В тот раз она попала в объектив видеокамеры прокурора-криминалиста. Районный военкомат. В помещении тихо. Женщина молча составляет протокол осмотра. В следующем кадре – убитый сторож. В те годы помощники прокуроров заступали на дежурства не реже, чем следователи, и обязанности выполняли те же, вплоть до полного расследования уголовных дел и их направления в суд. Валентина Евгеньевна – недавний архивариус с тихим голосом – обстоятельно вникала в проблемы надзора и работала по делам, каждое из которых считала главным.

В 1992-м Чугунову назначили прокурором Ленинского района. Надо понимать, что эта территория включает государственную границу с Китаем и десятки гектаров дикорастущей конопли. Значит, что надзорную деятельностьздесь приходится вести в контексте крайне непростых отношений с сопредельным государством и с сотнями заготовителей, перевозчиков и хранителей зелья. Именно в это время для Валентины Евгеньевны наступил период слёз и побед.

Чугуновой приходилось принимать весьма нелёгкие решения. Это сейчас аресты и обыски санкционирует суд, а до 2001 года только прокурор мог ударить всемогущей печатью по постановлению о заключении под стражу. И, например, попробуй убеди мать великовозрастного дитяти, что её кровиночка заслуженно отправляется за решётку! Сколько того Ленинского?! Здесь любой, кто в сопровождении конвоя, – чей-то сосед, знакомый, родственник... И, закрыв дверь кабинета вечером или даже поздней ночью, о такой работе, как наша, мало кому удаётся забыть. А если и забудешь – напомнят. Всегда есть кому.

СЛУЖБА КАДРОВ прокуратуры хранит в личном деле Чугуновой с десяток приказов о поощрениях за раскрытие убийств. В этих документах всё по-бюрократически сухо. «...В селе Бабстово обнаружен труп Ч. с огнестрельным ранением головы. Организацию расследования взяла на себя Чугунова. Работа принесла результат: задержанный офицер М. под тяжестью собранных улик признался в совершении преступления...» А как в приказе написать обо всём?! О часах глубокой аналитической работы, о том, как из крупиц информации собиралась модель преступления...

Много раз именно её действия становились решающими в раскрытии преступлений. То, что оперативники не могли узнать из своих источников, Валентине Евгеньевне запросто рассказывали старушки, лузгающие семечки на скамейках у своих домов.

Тому, что умела сама, Валентина Чугунова терпеливо обучала своих подчинённых – помощников и следователей, а после, поставив их на ноги как профессионалов, благословляла на работу в других местах.

С её лёгкой руки профессионалами высокого класса стали бывший помощник прокурора района Анна Ивановна СЛЮСАРЬ, ныне уже судья в почётной отставке, и Виталий Викторович СТАРЕЦКИЙ – бывший старший следователь Ленинской районной прокуратуры, а ныне председатель суда ЕАО.

– Есть руководители, – рассказывала мне Анна Ивановна, – которые ставят препоны своим работникам, узнав, что они собираются уволиться или перевестись на другой участок. Валентина Евгеньевна, наоборот, старалась обеспечить своему бывшему работнику дальнейшую карьеру. Так было и со мною, когда я собралась уезжать из Ленинского. Она сама инициировала мой перевод в прокуратуру области. Работая почти без выходных, сверх всяких норм, Валентина Евгеньевна не меньше, чем о своих детях, помнила о наших, старалась, чтобы мы вовремя забирали их из детских садов, проводили с ними выходные дни. Она была мамой не только своим детям, но и нам, и нашим чадам. А ещё она умело выстраивала взаимоотношения с администрацией и руководством района: без капли надменности и высокомерия умела держать руководителей на нужной дистанции, не позволяла панибратства и никогда ни перед кем не заискивала.

ОТПРАВИТЬ человека в камеру много легче, чем избавить его от такой школы жизни. Об этом мне подумалось после разговора с отставным полковником Александром ЧЕРНУХОЙ, ныне возглавляющим районное собрание депутатов.

– Я познакомился с Валентиной Евгеньевной, когда служил в должности военного комиссара Ленинского района, – вспоминает Александр Борисович. – Призывники, как известно, по-разному встречают повестки о вызове в военкомат. Одни даже радуются, другие предпочитают «закончить армейскую школу заочно», то есть уклониться от призыва. Нам с Валентиной Евгеньевной пришлось много вместе работать, но я ни разу не заметил, что она проявляет стремление побыстрее возбудить уголовное дело в отношении уклониста. Она была за то, чтобы найти убедительные слова для идиотов, которые по доброй воле готовы стать фигурантами уголовных дел. «Посадить мальчишку легко, – говорила она, – но, угробив ему жизнь, ни армии, ни ему самому пользы не принесёшь. Будем объяснять, пока не дойдёт мозгами до истины».

К МОМЕНТУ вступления в должность у Валентины уже были сын и дочь – Костя и Оля. Только им да мужу Николаю известно, как мало времени оставалось у их мамы-прокурора на семью, на любовь, пирожки, прогулки...

– У нашей мамы действительно было много работы, – делится детскими воспоминаниями Ольга, – но она находила время печь вкусные тортики, делать с нами уроки. Она часто рассказывала нам о своей работе и всегда находила что-то поучительное: как можно поступать, а как нельзя.

В 2006 году Валентину Чугунову наградили орденом Почёта. Она уже сильно болела. Мы, коллеги, заметили это, когда она поднималась на сцену...

Дети её прокурорами не стали. Ольга, хоть и окончила академию экономики и права, в юристы не пошла, а работает там же, где когда-то работала мама, в архиве администрации. Константин много лет служил в милиции на рядовых должностях и ушёл на пенсию по выслуге лет. Они рассказывают детям о бабушке и очень хотят, чтобы те выросли похожими на неё. Хорошо бы.

21 декабря 1934 года считается днём образования прокуратуры ЕАО. 12 января – у всех  работников и служащих прокуратуры России профессиональный праздник. Так что, думаю, через несколько дней все мои бывшие коллеги вспомнят о Валентине и расскажут её историю молодым прокурорам. Наверное, это и есть настоящая преемственность поколений.

Александр ДРАБКИН