В Облучье надеются на восстановление прежнего уклада жизни после разрушения мостов

Все заинтересованные стороны высказались в интервью корреспонденту газеты «Ди Вох». 

БИРОБИДЖАН, 26 июня, «Город на Бире» — Ровно год назад, в 25-м номере «Ди Вох» за 2018-й, мы писали про мост в Октябрьском районе, в полутора километрах за поворотом на сёла Ручейки, Доброе, Нагибово и Благословенное. Его закрыли, чтобы не рухнул, а движение на Амурзет пустили в объезд. В этом году в плохом смысле слова отличился район Облученский. Там, в райцентре, пришли в негодность сразу три моста.

МНОГО лет назад в Облучье, если хотели сказать человеку, что он выбрал окружной путь вместо простого, короткого, говорили: «Шёл бы через Ядрино, так короче». Ядрино – населённый пункт в соседней Амурской области, но только через Ядрино сейчас и можно попасть на некоторые улицы Облучья. Безобидная шутка стала обидной реальностью.

Нынешней весной, 29 мая, поднялся уровень воды в реке Хинган и ручьях Безымянный и Красавчик. Доселе мирные водные артерии подмыли опоры трёх городских мостов. Автомобильный через Хинган в районе Садовой улицы фактически рухнул. Повреждены опоры моста на Ленинской улице. В опасное для использования состояние пришёл пешеходный мост на Деповской. Жители многих улиц оказались отрезанными от центра, сейчас в эти районы можно попасть с большим трудом и только по объездным дорогам, в том числе и через Ядрино. В городе объявлен режим ЧС.

Повреждённые мосты – наследие нашего небогатого, но очень уж изобретательного прошлого. Вероятнее всего, они были построены без всяких проектов, планов и расчётов. Железобетонные плиты, долгие годы служившие опорами, здесь просто положены на речной грунт. Для строительства использовались железнодорожные платформы. Предки наши, не располагая большими средствами, искали дешёвые и доступные инженерные решения. Это всё называлось строительством хозяйственным способом, то есть или совсем без денег, или с минимальными затратами. Сомневаюсь, что облученские власти вообще ставили мосты на баланс и хоть когда-нибудь находили средства на их обслуживание.

ПРЕДСТАВИТЕЛИ облученской общественности считают, что разрушение мостов – результат работ по расчистке русла реки Хинган.

– После наводнения 2013 года была выработана программа борьбы с наводнениями, под которую выделили сорок миллионов рублей на углубление и расширение русла реки Хинган в городе Облучье. Хабаровский институт разработал проект, кто-то из Москвы выиграл торги на эти работы, нанял здесь два экскаватора, которые просто начали углублять русло. В результате на ближайших улицах понизился уровень воды в колодцах и скважинах. Раньше река текла по двум руслам, когда экскаваторы подошли к двум мостам, одно русло практически перекрыли. После недели дождей уровень воды в основном русле поднялся, берег подмыло – и нижние сваи моста упали, – анализирует ситуацию местный активист Андрей ПИНЧУК. – Сейчас ни скорая помощь, ни пожарные сюда проехать не могут, им приходится объезжать через Амурскую область. Считаю, что изменить русло Хингана было большой глупостью, хотя бы потому, что это горная речка. Когда вода стала подниматься, можно было раскрыть второе русло, и тогда не было бы таких последствий. Проблему можно было решить, укрепив берега бетоном. Насколько я знаю, на проект затрачено шесть миллионов рублей, «ценность» этого проекта мне стала понятна после того, как я услышал, что в сентябре 2019 года работы будут приостановлены в связи с нерестовым периодом. В Хингане кета не нерестится уже лет пятьдесят. В городской администрации обещали, что часть денег пойдёт на восстановление берегов, что здесь сделают зону отдыха. Что касается моста, специалистам виднее, что дешевле: построить новый мост или отремонтировать старый. Но я думаю, что из сорока миллионов рублей вполне можно найти хотя бы пять на ремонт разрушенного моста.

РАСЧИСТКУ русла реки Хинган курировало областное управление природных ресурсов.

– Это никак не могло повлиять на повреждение мостов, – уверенно заявила Валерия КАЦ, начальник управления. – Если бы мы не расчистили русло, то в паводок подтопило бы часть населённого пункта. Этого не произошло, так что со своей задачей мы справились. А ситуацию с мостами я комментировать не могу и не буду. Есть понятие инженерного сооружения. Объекты, построенные с учётом требований сопромата и теормеха, выдерживают любые паводки. Когда мы проводим очистные работы, то лишь уводим русло от берегов. Было три русла, мы пустили воду по одному. Общий объём воды остался прежним. Свои работы мы будем продолжать и дальше. Это единственная возможность хоть ненадолго, но защитить население от паводков. А мостами и дорогами должны заниматься специалисты на местах.

Действительно, в Облучье на реке Хинган стоят ещё два моста – железнодорожный и автомобильный, и вода их нисколько не повредила. А те, о которых речь, представляют собой страшное зрелище. Отсутствие какого-либо ограждения создаёт смертельную опасность даже для пешеходов. Почему-то именно здесь начинаешь понимать, что мосты не только соединяют берега и живущих там людей, но и отдаляют их друг от друга. Уже после первых разговоров со специалистами, чиновниками и жителями города стали очевидны общность добрых намерений, но абсолютно разное понимание пути решения проблемы.

ТЕ, КТО много лет назад соединил берега хозяйственным способом, конечно же, сделали доброе дело. Возможно, тогда никто и не планировал, что простые ЖБ-плиты обязаны будут служить Облучью долгие десятилетия. Но, как известно, нет ничего более постоянного, чем временное. А потом и постоянному приходит конец, чаще всего неожиданно.

Мэр Облучья Евгений РЕКЕДА с подобной ситуацией столкнулся впервые.

– С разрушением мостов жизнь горожан значительно осложнилась. Решением комиссии по чрезвычайной ситуации повреждённые мосты для проходов и проезда закрыты, – докладывает он. – Мы сделали проход через Гаражную улицу, легковые автомобили там проходят. Естественно, сможет пройти и скорая помощь. Для пожарной машины подготовили съезд на берегу реки Хинган, там же при необходимости смогут проехать и полицейские. Многие жители Облучья считают причиной обвала мостов работу по расчистке русла реки Хинган. На самом деле, если бы мы до начала паводка не расчистили русло, всё равно один из мостов подмыло бы, только не левый двухпролётный, а правый однопролётный. Зато в нынешнем году не затопило ни одного подворья. В паводок 2017 года двадцать подворий потеряли урожай, и сами дома стояли в воде. Режим ЧС сегодня многим создаёт дополнительные проблемы, но он будет в Облучье до тех пор, пока мы не восстановим хотя бы один мост. Сейчас нами заключён договор об инструментальном техническом обследовании мостов. Получим информацию – сможем понять, где необходим демонтаж сооружения и строительство нового, где реконструкция, где возможен капитальный ремонт. Без такого документа мы не можем приступить ни к каким работам, потому что у нас нет, во-первых, оснований, во-вторых, денег. Мост по Садовой попробуем привести в прежнее состояние за счёт собственных средств. Область пока нас ничем не порадует. Но, получив техническую документацию, мы сможем обратиться за финансовой помощью из резервного фонда. С инициативной группой граждан мы работаем, по их предложению будет прогрейдирована дорога на Ядрино и убраны большие лужи на Районной улице. Пока это единственное, что можно сделать.

По утверждению мэра города, большая часть отрезанных домов – это дачные участки. Но для облученцев они зачастую не менее важны, нежели основные жилища. Город надеется на восстановление прежнего уклада жизни, но вряд ли справится с проблемой своими силами. Особенно, если мосты поделят на «правых» и «левых» не только берега и районы, но и людей.

Александр ДРАБКИН