Биробиджанские пляжи превратились в зоны риска


Очередная поисковая операция на воде. Фото ГУ МЧС России по ЕАО.

Оперативные сводки МЧС всё чаще сообщают о том, что кто-то в очередной раз не вышел из воды. 

БИРОБИДЖАН, 26 июля, «Город на Бире» — Долгожданное летнее солнце, которое баловало нас на прошлой неделе. повытаскивало из квартир любителей воды и загара. И тут же из карьеров, заливов и рек плеснуло чередой смертей, причину которых врачи именуют «механической асфиксией от утопления». По официальной информации, с начала купального сезона в биробиджанских водоемах погибли пять человек: четверо взрослых и ребёнок. Каждый год мы пишем об опасностях купального сезона, писали и в прошлом. В 29-м номере газеты «Ди Вох» за 2018 год Ульяна Тихонова в заметке «Альтернативы.net» говорила о простом и естественном желании отдыхать на цивилизованном пляже в чистоте и комфорте. В июле 2019 года всё осталось на своих местах. Официально мест для отдыха у воды в Биробиджане по-прежнему два: «Логово скорпиона» и пляж в городском парке. И только оперативные сводки всё чаще сообщают о том, что кто-то в очередной раз не вышел из воды.

ПЛЯЖ – это отлогий намывной берег, удобный для купания и принятия солнечных ванн, говорит нам Большой толковый словарь русского языка. Так что боюсь огорчить местные власти, но пляжей у нас куда как больше, чем два. Только они дикие, неухоженные, необустроенные и поэтому опасные для людей. И за год нелегальных пляжей в Биробиджане стало ещё больше: с увеличением объёмов строительства появились новые карьеры, которые осваиваются местными жителями.

ПОЛВЕКА НАЗАД главным пляжем было каменистое побережье Биры в месте, где сейчас наша красивая набережная. Там было всё: шашки, карты, волейбол, слепой баянист Лёня, который наполнял пространство душевными песнями, и даже спасательная станция – небольшое деревянное строение в районе главпочтамта. На станции постоянно находились несколько сильных мужиков, в распоряжении которых были спасательные круги и моторная лодка. Не помню случая, чтобы им пришлось кого-то спасать, но об их присутствии знали все, и от этого было спокойнее.

Свободные от работы и учёбы горожане приходили на пляж утром, а уходили с него вместе с солнцем. По выходным здесь в выездном буфете продавали пирожки, лимонад «Буратино», пиво «Бархатное», «Жигулёвское» и тёмное «Таёжное» производства биробиджанского пивзавода. Не помню, чтобы на берегу свинячили. Стеклянные бутылки в воду не бросали. Они стоили по 12 копеек за штуку, а это по тем временам полбуханки хлеба или порция сливочного мороженого. Бутылки сдавали, и это служило дополнительным, а для кого-то и основным заработком. Бумага сгорала в кострах, полиэтиленовых пакетов тогда вообще не существовало. Оставшаяся еда скармливалась рыбам и птицам.

В округе было ещё три карьера: действующий поныне парковский, на месте нынешнего ЦДТ и там, где была лодочная станция. Купались на заливе, который сейчас зовут Невским. Свои карьеры были и на Втором Биробиджане, и на «Лукашах».

Думаю, что на всех тех карьерах раньше тоже кто-то тонул, и их потом доставали из воды всё те же спасатели. Вряд ли в те годы кто-то проверял водоёмы на наличие заразных микробов и бактерий. Может, там тоже мыли автомобили и мотоциклы, но их было мало, и это не грозило глобальным вредом природе.

ГОРОДСКУЮ спасательную станцию ликвидировали в 1999 году, а новое «чрезвычайное» подразделение наделили многими дополнительными обязанностями. Набережную закутали в мраморно-гранитное одеяние, украсили скульптурами и фонтанами. Теперь в этом месте если кто-то и купается, то редко трезвым и на свой страх и риск.

На Невском заливе народа традиционно много, даже несмотря на то, что в зимнее время года все окрестные собаки в этом месте обильно удобряют снег. У залива дурная слава: из года в год здесь тонут люди.  Несчастные случаи на воде есть, а о спасательной службе даже речи не идёт. Профессиональные эмчеэсовцы периодически дежурят только на пляже в городском парке.

Начальник областного поисково-спасательного подразделения ЕАО Александр ГВОЗДЕВ говорит, что несчастные случаи с людьми случаются там, где отдыхающих мало.

– Если на берегу есть люди, – объясняет Александр Николаевич, – как правило находится человек, который помогает утопающему. Если отдыхает только одна семья или одна компания, у утопающего шансов гораздо меньше.

В ПОЛНОЙ МЕРЕ цивилизация не вошла даже на пляжи «с бумагами».

– Девушка, почему вы всё время лежите на берегу и не заходите в воду?

– Потому что плавать я не умею, а писать не хочу.

О туалетах на пляжах биробиджанцам известно только из рассказов людей, побывавших за границей.

Из еды на берег тащат не только домашние бутерброды в корзинках, но и спиртное, семечки, готовые закуски в фабричной или столовской упаковке, напитки в пластиковой таре... Объедки и бутылки далеко не всегда заканчивают свой путь в мусорном баке. Да и сами баки то не выгружаются вовремя, то уходят в неизвестном направлении. Недавно вот новый мэр предпринял попытку облагородить всё тот же Невский залив, но его быстро «поправили»: два новых контейнера для мусора просто украли.

В Бире купаться запрещено, на необследованных карьерах тоже. В особо популярных у населения местах стоят яркие таблички с соответствующими напоминаниями. Но людей это не останавливает. Во-первых, желание нырнуть в воду при плюс тридцати – совершенно нормальное. Во-вторых, нарушение запрета на купание не наказуемо. На берегах рек, заливов и карьеров граждане нашей свободной страны могут вести себя как хотят. И только хозяева моторных лодок и гидроциклов могут схлопотать штраф от инспекции маломерных судов, но это мало относится к сути разговора.

НАШИ КАРЬЕРЫ – это, конечно, не черноморское побережье, но и они при вложении средств могут стать отличными местами отдыха. Было дело, местные и хабаровские предприниматели присматривались к некоторым особо удачным участкам. Со слов бывшего мэра Биробиджана Евгения КОРОСТЕЛЕВА, один из них даже презентовал красочный проект с шикарной зоной отдыха, домиками и подвесным мостом через Биру.

– Уже изначально, – рассказал Евгений Владимирович, – проект выглядел сложным и дорогостоящим, но мы его обсуждали и готовы были рассматривать. Однако всё оказалось лишь красивой картинкой, Нью-Васюки, не более того. Предприниматель исчез из поля зрения так же неожиданно, как и появился.

Не стану говорить о том, насколько рискованно в нашем городе деловым людям затевать интересные проекты, и не стану напоминать, чем они иногда заканчиваются. Так что нежелание предпринимателей вкладываться в родные берега мне вполне понятно. Равно как понятно и то, что биробиджанцы во все времена будут хотеть нормально отдыхать у воды: в чистоте, комфорте и, главное, безопасности. Обустроить это не так уж и дорого, учитывая, что глобальные работы нужно провести всего раз, а потом – поддерживать территорию в сезон. Только так наши водные бассейны перестанут быть зонами риска.

Александр ДРАБКИН