Нападение школьника на женщину в центре Биробиджана: год спустя

605
Иллюстрация из архива «Города на Бире»

БИРОБИДЖАН, 10 мая, «Город на Бире» — Уголовный кодекс не приемлет сослагательного наклонения. Если что-то могло случиться, но не случилось по причинам, независящим от преступника, – его судят за неоконченное преступление. 13 февраля 2019 года Биробиджанский районный суд приговорил к пяти годам и шести месяцам лишения свободы юношу, который 21 апреля 2018 года, примерно в 19 часов, в районе улицы Миллера беспричинно нанёс удар в шею колюще-режущим предметом 26-летней жительнице города Биробиджана. Газета «Ди Вох» писала об этом ровно год назад, в № 18 от 02.05.2018. Приговор в законную силу ещё не вступил, дело находится в областном суде, где будет рассмотрена апелляционная жалоба подсудимого. Отчасти поэтому ни имён, ни фамилий в данном тексте не будет – их нельзя публиковать в СМИ.

ПРЕСТУПНИК был фактически моментально задержан случайным прохожим. Он точно находился в состоянии алкогольного опьянения и, возможно, – наркотического. Пояснения давал невнятные: утверждал, что порезать женщину его попросили какие-то третьи лица, их личности следствие так и не установило.

17-летнему молодому человеку было предъявлено обвинение по ст. 30 ч. 3 и ст. 105 ч. 2 п. «и» УК РФ – покушение на умышленное убийство из хулиганских побуждений; и по ст. 213 ч. 1 п. «а» УКРФ – хулиганство, то есть грубое нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия. 29 апреля ему избрана мера пресечения в виде заключения под стражу.

Молодая женщина в это время находилась на лечении в травматологическом отделении областной больницы. Как следует из постановления о привлечении в качестве обвиняемого, смерть потерпевшей не наступила только потому, что ей была своевременно оказана медицинская помощь. Однако заключение судебно-медицинского эксперта говорит от том, что вред здоровью ей причинён лёгкий, с потерей трудоспособности менее чем на 21 день.

ЕЩЁ НЕ ЗНАЯ полной картины происшествия, по горячим следам, мои собратья по перу написали, что у потерпевшей повреждена трахея, что она потеряла почти два литра крови. Изложенное не вполне соответствует действительности: кровопотеря существенно преувеличена, трахея повреждена не была, но операцию ей действительно делали – с целью исследования характера ранения.

И в любом случае преступление это ужасает своей неожиданностью, дерзостью, непредсказуемостью, отсутствием причин и мотивов.

РАЗНЫЕ ИСТОЧНИКИ утверждают, что юноша в числе неуспевающих и нарушителей школьной дисциплины не значился, вредных привычек не имел, воспитывался в благополучной семье.  Однако во время задержания он был пьян, а в кармане – насвай. Следствием установлено, где, когда, у кого и при каких обстоятельствах обвиняемый приобрёл эту опасную некурительную смесь. По мнению врачей областной психиатрической больницы, подросток, употребивший спиртное, а после – никотинсодержащую смесь, мог какое-то время находиться в психопатическом состоянии, значительно повлиявшем на его рассудок. Врачи, проводившие стационарную экспертизу в Хабаровске, с таким выводом не согласились. По их мнению, молодой человек вменяемый и никакого временного помутнения у него не было.

СДЕЛАЛ ЛИ парень правильные выводы? Потерпевшей так не кажется. Юноша и его мать принесли ей извинения лишь спустя три месяца после случившегося, при проведении очной ставки. До этого никаких попыток сгладить вину они не предпринимали. На суде тоже вроде как раскаялись, но, по мнению женщины, это было сделано лишь для того, чтобы сам факт извинения был зафиксирован на видеокамеру.

– Я раньше думала, что такое бывает только в кино, – рассказала она мне. – На мой взгляд, в момент нападения парень был «в неадеквате», нёс какую-то ерунду, говорил, что его попросили это сделать, потом отказался от своих показаний, стал говорить, что всё вышло случайно. В суде сидел, опустив голову. По внешнему виду – тюфяк, не такой как другие, которые ходят, расправив плечи. Мне показалось, что мама обвиняемого считает, что её сын прав. Думаю, попросить у меня прощения ей подсказал адвокат. Я понимаю, что она старается отстоять свои права, но меня лично очень возмутило её поведение: говорит, если бы я умерла, она заплатила бы всю сумму морального вреда, а так мне хватит и пятидесяти тысяч рублей – съездить куда-нибудь отдохнуть.

МАТЬ ОБВИНЯЕМОГО до сих пор в полной растерянности от случившегося. С её слов, сын позвонил ей буквально за несколько минут до происшествия, по голосу она почувствовала, что тот пьян. Говорит, такое с ним было впервые. Она собралась ехать искать сына, но не успела. Он хорошо учится, не увлекается алкоголем, добрый, и какая-либо агрессия ему не свойственна.

– Я очень сочувствую той женщине, искренне понимаю её состояние и сочувствую. Мы с сыном сразу хотели съездить к ней – принести свои извинения, помочь, но нам очень настойчиво не советовала этого делать следователь. Она говорила, что это будет воспринято как попытка оказать давление на потерпевшую. Сейчас уже поздно говорить об этом. Сын сначала находился под подпиской о невыезде, после его арестовали, а когда он вновь оказался на свободе, мы боялись каждого лишнего шага. Гражданский иск, заявленный в сумме пятисот тысяч рублей, мне действительно показался несоизмеримым с нашими возможностями. Я не представляю себе, как их сможет заработать молодой человек, не успевший получить хоть какую-нибудь специальность. Сейчас сын содержится в хабаровском следственном изоляторе и хочет остаться там на хозяйственных работах, чтобы самому выплачивать сумму иска, назначенную судом в 101 500 рублей. Не знаю, поверит ли нам суд второй инстанции... Я уверена, что мой сын не мог захотеть лишить жизни эту женщину. Если такое можно написать в вашей газете, я хочу, чтобы вы написали, что я и сейчас прошу у неё прощения за всё, что случилось.

Юноше со скамьи подсудимых в марте исполнилось восемнадцать. Он пока ещё не исключён из списков учащихся своей школы. Будет ли он доучиваться здесь, или ему придётся получать среднее образование в местах лишения свободы, станет известно из выводов апелляционного суда.

Обе женщины – и потерпевшая, и мать обвиняемого – ходят по улицам Биробиджана с оглядкой. И их обеих можно понять.

Александр ДРАБКИН