Опасная болезнь выкосила значительную часть свиного поголовья в ЕАО

Незваная «африканка»

БИРОБИДЖАН, 14 ноября, «Город на Бире» — Название болезни – африканская чума свиней (сокращённо АЧС) – жителям ЕАО до недавнего времени мало что говорило. Где Африка, а где мы! Однако с середины этого года многие из тех, кто держит хрюшек, лишились своей живности.


На сельскохозяйственной ярмарке в областном центре торговали свининой из Биробиджанского района. Другой не было.

ЛИЧНОЕ подсобное хозяйство жителя села Ленинского Александра ПОЛОРОТОВА было довольно обширным. Разведением свиней он занимался пять лет. Начинал с нескольких голов, к середине 2019-го в его сараях было почти полсотни свиней разного возраста. На рынок мясо не вывозил: желающих приобрести у него свинину достаточно среди соседей и знакомых. Прибыль от этой деятельности для семейного бюджета была весьма ощутимой. Однако сейчас сараи в хозяйстве Александра Сергеевича пусты.

– В середине июля я узнал, что в области появились очаги африканской чумы свиней, – рассказал крестьянин. – Я прочитал про эту болезнь и понял, что, пока не поздно, всё поголовье нужно пускать под нож. Тридцать шесть свиней успел зарезать и мясо продать. К тому времени, как в селе объявили карантин, осталось двенадцать голов – маленькие поросята и старый хряк. Их у меня изъяли, выплатили компенсацию – 33 тысячи рублей.

Хотя в этом хозяйстве больных животных обнаружено не было, уничтожено всё поголовье, и в течение года после снятия карантина Полоротов не имеет права заводить свиней. На вопрос, будет ли он по истечении этого срока снова заниматься их выращиванием, Александр отвечает положительно. Дело это ему по нраву и достаточно прибыльно. Но для страховки всё же решил разводить и крупный рогатый скот. Ему африканская чума, даже если та вернётся, не страшна.

СВИНАЯ болезнь не зря названа страшным словом «чума», хотя к той, что при эпидемиях уносила миллионы человеческих жизней, она не относится. Вирус АЧС поражает исключительно свиней – и домашних, и диких – и известен уже более ста лет. В 50-х годах ХХ века он зафиксирован в Западной Европе, Северной и Южной Америках. В бывшем СССР чума свиней объявилась в середине 70-х – преимущественно в западных регионах. Российский Дальний Восток до недавнего времени не знал такой напасти, хотя в соседнем Китае очаги опасной болезни были. Но в этом году заражённых животных обнаружили сначала в Амурской области, а вскоре и в ЕАО.

АЧС развивается стремительно. Несколько дней длится скрытый, инкубационный период, после чего животное погибает в течение двух-пяти дней. Иногда этот период растягивается, но летальный исход неизбежен, лекарств и вакцин от АЧС нет. Вирус быстро распространяется и приводит к массовому падежу свиней. Поэтому, чтобы не допустить эпизоотии – эпидемии среди животных, всё поголовье свиней уничтожается бескровным способом (посредством электротока или инъекции) в радиусе не менее пяти километров от очага заражения. В радиусе от пяти до двадцати километров устанавливается карантин. И это единственная эффективная мера на сегодня.

Мясо здоровых животных можно было бы пустить на тушёнку, это допускается, но у нас нет предприятий, где её можно было бы приготовить заводским способом. Так что туши экспроприированных свиней сожгли, пепел смешали с известью и закопали.

За всё время в ЕАО от АЧС погибли 32 хрюшки, однако изъять и уничтожить пришлось почти в двадцать раз больше – 593.

– Потери могли быть ещё серьёзнее, но мы вовремя предупредили население об опасности заражения свиней, и многие своевременно зарезали здоровых животных и успели реализовать мясо, – говорит начальник областного управления ветеринарии Галина ДЗЮБА.

В ОКТЯБРЬСКОМ районе был обнаружен один очаг болезни – в Амурзете. В подсобном хозяйстве тамошнего многопрофильного лицея смертельные инъекции получили более двухсот животных.

Но больше всего пострадали фермеры и владельцы ЛПХ в Ленинском районе. Там были выявлены несколько очагов заболевания, и под карантин попали практически все сёла. Сначала круглосуточный заградительный пост ГИБДД, регулирующий проезд автотранспорта через заражённые зоны, был установлен только в селе Дежнёво, где болезнь проявилась раньше всего. Позже появился второй пост – в Унгуне, на развилке дорог, ведущих в Ленинский и в Октябрьский районы. При въезде в карантинную зону и выезде из неё колёса машин дезинфицировались. Естественно, через КПП нельзя было перевезти ни живых свиней, ни мясо. В помещениях, где содержались заболевшие животные, в обязательном порядке проводилась полная дезинфекция.

В общем, мероприятия нужно было проводить масштабные. Для координации работы в области и в районах создали комиссии, в которые вошли представители администраций, ветеринарные работники, сотрудники Россельхознадзора и Роспотребнадзора, ГИБДД и Росгвардии. Привлекались и военнослужащие.

– Попыток провоза животных или мяса из карантинной зоны не было, – свидетельствует руководитель пресс-службы УМВД по ЕАО Оксана ТКАЧЁВА. – Люди с пониманием относились к тем мерам, которые предпринимались.

Болезнь удалось остановить. Сейчас карантин в большинстве сёл снят. Ограничения пока остались в четырёх населённых пунктах: сёлах Октябрьское, Бабстово, Ленинское и на станции Ленинск.

ТЕМ, У КОГО изъяли здоровый скот, урон компенсировали из расчёта 150 рублей за килограмм живого веса. Всего в ЕАО из федерального бюджета на эти цели выплачено более 4,2 миллиона рублей.

У фермера Евгения ВУЛЬФА из Амурзета уничтожили семьдесят свиней. Возмещение составило 210 тысяч рублей.

– Конечно, я потерял много, – сокрушается Евгений Владимирович. – У меня в селе свой рынок, где продаём молочные продукты, свинину, говядину из моего хозяйства. Свинина в последнее время шла по 250-300 рублей. Если бы продал мясо свиней, которые уничтожены, в конце года, прибыль была бы порядка миллиона.

В хозяйстве Вульфа есть ещё молочный комплекс. Однако он приносит только убытки: закупочные цены на молоко очень низкие. Удержаться на плаву помогала как раз свиноферма. Возвращаться ли через год к откорму поросят, фермер пока не решил.

А вот глава крестьянского хозяйства из села Унгун Виктория СОТНИКОВА – после того как лишилась свинофермы в восемьдесят голов – уже решила переключиться на выращивание мясного крупного рогатого скота и даже приступила к перестройке животноводческих помещений и закупке молодняка.

– У нас для этого всё есть: сенокосы, поля под сою и зерновые. Думаю, создадим ферму голов на сто КРС, – планирует Виктория Викторовна. – А свиней если и будем держать, то только для себя. Больше рисковать не хочется.

Михаил КЛИМЕНКОВ