Военный комиссар области Дмитрий Вайсфельд одобряет ужесточение призывного законодательства


Фото из архива редакции

Журналист «Города на Бире» видит в этом законе некоторые недоработки.

БИРОБИДЖАН, 10 апреля, «Город на Бире» – 4 апреля депутаты Государственной Думы практически единогласно утвердили поправки к закону «О воинской обязанности и военной службе». Народные избранники озаботились тем, что число уклонистов в России нынче довольно большое – около 160 тысяч человек. И решили они несознательных граждан приструнить.

Согласно замыслу депутатов, отныне парни призывного возраста, даже если они не получили официальную повестку из военкомата, должны сами прийти на призывной пункт и встать на воинский учёт. Кто этого не сделает, будет числиться уклоняющимся от воинской обязанности, и должен быть привлечен к ответственности, вплоть до уголовной. Как самый гуманный вариант – штраф до 200 тысяч рублей. Ну, а самая суровая кара – 2 года лишения свободы.

По замыслу упрощается и сама процедура вручения повесток. Теперь необязательно её вручать рекруту лично в руки. Повестку можно передать через домочадцев или отправлять по почте заказным письмом. Если она пришла позже указанного в ней срока, то будущий боец обязан в течение трех дней прибыть в военкомат и доложиться. В противном случае, опять же, грядет серьезная ответственность. Ну и далее в том же духе.

Военный комиссар области Дмитрий Вайсфельд инициативу депутатов приветствует и как должностное лицо, и как обычный гражданин.

- И в настоящий момент действует норма уголовной ответственности за уклонение от воинской службы. И сейчас в законе прописано, что граждане призывного возраста обязаны сами явиться на призывной пункт и встать на воинский учёт. А то, что же это получаются? Призывники где-то скрываются до 27 лет. Потом приходят, получают военный билет, устраиваются на приличную работу. И правильно сделали, что сейчас уклонистам выдают вместо билета справки, в которой написано, что службу в армии не проходил, не имея на то достаточных оснований. С такой справкой трудно устроиться на нормальную работу.

Дмитрий Владимирович всецело одобряет ужесточение призывного законодательства и считает, что в борьбе с уклонистами эти меры очень даже хороши.

А у меня есть сомнения по поводу нового закона.

Во-первых, депутаты сочли, что вовсе не обязательно вручать призывнику официальную повестку, и если к 18 годам бумага не пришла, пусть является сам, иначе сядет. А эта самая повестка, между прочим, есть официальный документ, согласно которому меня должны отпустить с работы или учебы. И даже разрешения работодателя или ректора на то не требуется. Почему работодатель должен верить на слово, что его работник пошел отмечаться в военкомат, а не загулял?! Чем это подкреплено?

Во-вторых, в официальной повестке ясно и чётко указано, куда ты должен явиться и в какое время. С полным адресом и телефоном, на всякий случай. Искать призывной пункт тебе не нужно, и если вдруг заболел, всегда можешь позвонить и предупредить.

С повесткой ты можешь не сомневаться, что тебя там ждут. Ты явишься, пройдёшь врачебную комиссию, поговоришь с военкомом и т.д. А вот когда ты приходишь нежданно-незванно, вдруг выяснится, что военный комиссар в командировке, а другой уполномоченный сотрудник сейчас на больничном. Если дело происходит, скажем, в городе, то цена такому вопросу пять копеек. «Ну ладно, тогда приду через два дня». А если ты проживаешь где-нибудь в Столбовом, куда автобусы ходят раз в неделю? Это уже проблема серьёзная. На чем в следующий раз добираться и за какие деньги? И почему это я должен тратить свои кровные на такие поездки? Нынче в наших безработных селах и 300 рублей, уверяю, солидные деньги.

Когда мой отец призывался в армию из упомянутого уже мною Столбового, так всем парням от 17 лет одновременно прислали повестки. И совхоз специально отрядил им грузовик, чтоб доставить их в Амурзет.
А тут… В нынешних реалиях, у страны нет средств, чтоб помочь призывникам из отдалённых сел добраться до военкомата. И даже повестку доставить толком и то не могут. Поэтому вариант депутаты выбрали самый дешевый и беспроигрышный: «Не явитесь сами - посадим!» А здесь, думаю, уместно процитировать выдержки из статьи в «Комсомольской правде» 13-летней давности.

«Эвенкийские охотники Юра и Сережа Каплины из селенияТетея Иркутской области уже два года подряд проходят пешком по глухой северной тайге больше сотни километров, чтобы успеть на призывную комиссию. Не берут по здоровью! Лишь на второй год такого своеобразного штурма одному из них, Юре, повезло - его все-таки признали годным.

- А-а, это вы про Юрия Куприяновича Каплина?! - рассмеялась специалист по военно-учетной работе администрации Ербогачена, где призвали эвенка, Ирина Паркова. - Ну да, это он с другом и однофамильцем Сергеем второй год по тайге в армию прибегает. Причем пришли они без повестки. Даже по нашим северным меркам такие селения - глушь невероятная. Так что повестки мы туда не шлем, а призывники сами к нам идут.

В прошлом году после такого же таежного перехода обоих парней забраковали по недостатку веса и образования.»

Когда наши законотворцы принимали эти поправки к закону «О воинской обязанности…» они имели в виду, что где-то в Иркутской области есть такое селение Тетея, куда можно добраться только пешком по непролазной тайге. Кстати, призывники на первичный учет должны явиться в межсезонье, в частности с 1 января и до начала следующего призыва, то бишь до 1 апреля. А сами бы депутаты прошли сто кэмэ лютой зимой по Сибирской тайге медвежьими тропами? Этих парней отправили домой. А ведь могли просто вручить повестки и сказать прийти еще через месяц. Смотайтесь парни назад в свою Тетею, а через месяц приходите-ка к нам снова.

Обратим внимание, из статьи в «Комсомолке» следует, что между армией и призывниками из самой глубинки до сего дня существовал некий паритет.

Военкомат не мог добраться до их таежных урочищ, и поэтому как бы забыл об их существовании. «У нас нет ни вертолетов, ни вездеходов, чтоб послать за вами. Живите себе! Без вас, мол, войска как-нибудь обойдутся!» И парни в свою очередь шли напролом через топи и бурелом, лишь те, кто уж очень хотел пойти в армию. Кто не желал, охотился себе дальше в своей глуши. И никакой уголовной ответственности не было. А с новыми нормами – шалишь, парень! Хочешь – не хочешь, а дуй себе пешком, через тундру и тайгу, но самолично прибыть в военкомат ты обязан. Какой-нибудь молодой охотник оробеет идти тайгой один. Проигнорирует. А потом прибудет в Иркутск зубы подлечить, тут ему руки и заломают. И посадят как злостного уклониста.

Я уверяю, что таких Тетей в России может быть и не тьма-тьмущая, но имеются. И прошедшие за 13 лет их только прибавилось. И даже в нашей области есть ряд населенных пунктов, куда добраться стало крайне проблематично.

Новый закон еще официально не вступил в силу и, возможно, будет доработан. Надеюсь, что наши депутаты таки вспомнят, что далеко не вся страна у нас асфальтом вымощенная, и не всякий, кто не явился доброй волей в военкомат, злостный уголовник.

Евгений СТЕПАНОВ