Любовь как единственное средство от жестокости прописывает биробиджанцам врач-психотерапевт Андрей Гойко

БИРОБИДЖАН, 20 ноября, «Город на Бире» — До достижения подсудного возраста подросток, даже совершивший серьёзный проступок, остаётся безнаказанным. Только его родителей можно наказать за огрехи в воспитании. И ладно, если тот утащил из школьной столовой пирожок. Но ведь случается, речь идёт о крайних проявлениях жестокости, вплоть до убийства – человека или животного. В конце октября в Биробиджане несколько малолеток украли цыплят и расправились с ними. Мать одного мальчика, вызванная на заседание КДН, отделалась предупреждением. За нарушение статьи 5.35 КоАП РФ «Неисполнение родителями… обязанностей по содержанию и воспитанию несовершеннолетних» ей можно было бы и штраф выписать – сто рублей или даже пятьсот. Большего закон не предусматривает.

Я вспомнил, как, работая следователем, познакомился с 13-летним Лёшей, который нанёс взрослому мужчине 52 колотых ранения – шилом.

– Зачем же ты убивал его так жестоко? – спросил я подростка. – Одного-двух ударов хватило бы.

– Дядя Саша, – ответил убийца, – я всегда, если напьюсь, беспредельничаю.

– Тебя нужно лечить, – сказал я тогда.

– Поздно, – спокойно констатировал он.

Об истоках подростковой жестокости мы разговаривали с практикующим психотерапевтом Андреем Гойко.

– Андрей Владимирович, мне кажется, что жестокости в окружающем мире становится больше. Это на самом деле так?

– В советское время жестокости было в десятки раз меньше. Но даже тогда, пропагандируя идеального советского человека, на проблему жестокости не закрывали глаза. На эту тему много книг написано и фильмов снято. То же «Чучело», к примеру. Герой булгаковского «Собачьего сердца» профессор Преображенский советовал не читать советских газет до обеда, а я советую пациентам не смотреть на ночь телевизор. Компьютер и телевизор источают негативную информацию, которая обязательно накладывает свой отпечаток на психику ребёнка, формируя модель его поведения.

– Обращаются ли к вам за психотерапевтической помощью родители в связи с агрессивностью ребёнка?

– Конечно обращаются, и меня как специалиста это радует. Если агрессия ребёнка чем-то спровоцирована, это вариант нормы. Если агрессия проявляется без видимых объективных причин, нужно разбираться. То ли это отстаивание ребёнком личных интересов, то ли форма реагирования на конфликты в семье, в детском саду или школе. Нужно исключить болезненное поражение головного мозга, не затягивая с визитом к специалисту.

– Агрессия – качество врождённое или приобретённое?

– Об этом много спорят психологи и психиатры. По моему мнению – врождённое. По сути, мы животные, недавно вышедшие из пещер, и агрессия – это способ защиты. Тем не менее всем родителям, кто обращается ко мне за консультацией, я настойчиво советую избегать выяснения отношений при детях. Ребёнок моментально перенимает модель поведения взрослых и начинает думать, что проблемы можно решать путём использования ругательств и с применением физической силы. Даже к близким людям, не говоря уже о чужих.

– Где проходит грань между детским любопытством и жестокостью? Ребёнок сначала отрывает крылышки мухе, а после выкалывает глаза кошкам…

– Грань здесь очень тонкая и индивидуальная, нужно внимательно смотреть, какой у ребёнка характер. Если он был милосердный и спокойный и вдруг стал проявлять агрессию, значит, появились проблемы с эмоциями. Ему не хватает внимания, любви и ласки со стороны близких людей. Жестокость – один из способов привлечь к себе внимание. Как и истерика. В любом супермаркете можно увидеть, как ребёнок валяется на полу, требуя купить игрушку. При этом истерика часто перерастает в агрессию. Малыш может ударить маму, бросить что-нибудь в окружающих.

– В народе говорят, что ребёнка нужно воспитывать, пока он ещё лежит поперёк скамьи. На какой стадии детского развития можно рассмотреть и профилактировать жестокость?

– Иногда и в два года видно, что поведение ребёнка выходит за рамки нормы. При этом не надо сразу тащить ребёнка к врачу. Но родителям обязательно нужно разобраться в адекватности его агрессии как формы защиты. К слову, сами родители, защищая своего ребёнка от чужого, иногда переходят грань дозволенного. Это от природы. Многие религии учат нас смирению, а жизнь заставляет защищаться, потому что смиренный, беззащитный человек просто погибает.

– Когда простываем, мы пьём чай с лимоном, мёдом и малиной. Раним ногу – прикладываем подорожник. Существуют ли столь же простые и понятные способы лечения агрессии и жестокости?

– Существуют. Детей нужно искреннее любить. Ребёнок сильнее взрослых чувствует фальшивое отношение к себе, несоответствие требований к нему и личных поступков воспитателей. Это тот случай, когда за курение наказывают курящие родители и педагоги. Ничего, кроме внутреннего протеста, это не породит. Вторая форма «лечения» – полезная занятость. Рисование, музыка, спорт, увлечение техникой... отвлекают от внутренней агрессии и внешних её проявлений.

Расспрашивал Александр ДРАБКИН