Мокрый рубль: О соответствии денежных компенсаций разрушениям, нанесённым большой водой в ЕАО

277

БИРОБИДЖАН, 14 октября, «Город на Бире» — В масштабах страны ущерб от большой воды в этом году исчисляется миллиардами рублей. Автономию паводок тоже потрепал изрядно: урожай сгнил на корню, уничтожено людское имущество, повреждены дома... К счастью, в столице прониклись нашими бедами и выделили дальневосточным регионам хорошие деньги на компенсацию потерь. Главная задача местных властей – распределить московские деньги таким образом, чтобы и пострадавших не обидеть, и разным пронырам не позволить нагреть руки на чужой беде. Получилось ли?

В БИРОБИДЖАНЕ деятельность оценочных комиссий – а их при мэрии работает сразу несколько, общей численностью около пятидесяти человек – курирует заместитель главы города Дмитрий ТАРАЩУК.

– Ущерб оценивается по критериям, – начал свои разъяснения Дмитрий Владимирович. – Первый – в результате паводка были повреждены объекты жизнеобеспечения: колодцы, колонки, трансформаторные будки, туалеты, газовые или электроплиты. То есть человек не мог приготовить себе пищу, набрать воды или, скажем, дойти до туалета. Второй момент: вода сильно повредила или уничтожила имущество. Непригодными для дальнейшего использования должны быть признаны как минимум три жизненно необходимых предмета. Это может быть диван, на котором люди спят, холодильник, телевизор… Компенсация назначается в зависимости от масштаба имущественного ущерба. Третья комиссия оценивает ущерб, нанесённый садам и огородам наших земляков. В первых двух случаях мы сами составляем списки пострадавших и передаем их для назначения компенсаций в МФЦ. В третьем случае члены комиссии лишь фиксируют факт гибели урожая, а списки формируют в МФЦ.

Иногда вместе с сотрудниками мэрии работают представители областного сельхозуправления. Когда члены комиссии оценивают ущерб, нанесённый обычному огороду, никаких особых познаний в растениеводстве от них не требуется. Глянули на грядки, убедились, что вся растительность пожухла – и заполняют соответствующую документацию. Специалисты нужны для заключений по крупным хозяйствам, ориентированным скорее на продажу овощей и фруктов, нежели на собственное потребление. Они отличат батат от топинамбура, определят, погиб урожай целиком или частично, измерят подтопленные площади, сформулируют сумму компенсации.

Мой собеседник подчеркнул, что выплаты за погибший урожай не будут зависеть от количества человек в семье. Один сад-огород – одна компенсация. Сколько это в рублях, Дмитрий Владимирович сказать затруднился.

Неудивительно. В понедельник об этом же говорил губернатор ЕАО Александр ЛЕВИНТАЛЬ. Документы по крупным ЛПХ и фермерским хозяйствам уже поданы на утверждение в Минсельхоз. А вот с простыми огородниками загвоздка: компенсации для них не предусмотрены ни федеральным, ни региональным законодательствами. Предложения по возмещению этого вида «мокрого» ущерба переданы в Москву, но какое решение там примут, пока непонятно.

БЕЗ НЕДОРАЗУМЕНИЙ, обвинений и обид, конечно, не обходится. Некоторым просителям комиссии отказывают и не включают их в списки на возмещение. Бумаг для оформления компенсации нужно минимум, но совсем без них нельзя. Домовладельцу необходимо предъявить прописку или документы, подтверждающие права на земельный участок, показать вышедшие из строя вещи, открыть банковский счёт... Были случаи, когда человек прописан по конкретному адресу, но по факту проживает в другом месте, а подтопленный дом стоит пустой. Есть обратные примеры, когда диваны-кровати людей действительно утонули, а жильцы по месту бедствия не прописаны.

Дмитрий Таращук заострил внимание на том, что, если человек не согласен с отказом или суммой компенсации, ему следует отстаивать свои права в суде. То же самое сказал и губернатор на встрече с журналистами. Первые судебные решения уже вынесены, и члены комиссий стали включать в списки подтопленцев-отказников.

ГЛАВА РЕГИОНА утверждает, что из центра в ЕАО пришли восемьдесят миллионов рублей, и они уже полностью выплачены. Ожидаются следующие поступления.

В частности в Биробиджане по состоянию на 8 октября 1705 человек (554 семьи) получили по десять тысяч рублей компенсации за нарушение условий жизнедеятельности. Дополнительно 207 нашим землякам (65 семей) на банковские счета зачислены по пятьдесят тысяч рублей за частично утраченное имущество и одному – сто тысяч рублей за полную его утрату.

Ещё 81 человек ждёт выплат по 50 000.

Всего в областном центре заявления на компенсацию имущественного ущерба, нанесённого паводком 2019 года, подали 2889 человек.

СЕРГЕЙ НЕВМЕРЖИЦКИЙ (на фото) проживает на Охотской улице почти полвека. Раньше его участок хоть и подтапливало, но редко и несильно. А последние 6-7 лет заливает по полной программе. Сам для себя он причины бедствия уже обозначил:

– Дело в том, что участки земли городские власти отдают под застройку бесконтрольно, не заботясь, как будет уходить вода. Раньше во время обильных дождей она скатывалась в болота, овраги, ямы, а теперь там стоят многоэтажки, и дождевая вода скапливается в низине, то есть у нас, в частном секторе. Но ради справедливости замечу, что в этом году с компенсацией не было никаких проволочек. Написал заявление – и едва вода сошла, пришли члены комиссий, составили акт. Десять тысяч компенсации я уже получил. За погубленный урожай обещали выплатить позже.

Основная волна подтопленцев уже схлынула, стометровая очередь в мэрию больше не стоит.  Некоторый ажиотаж теперь может наблюдаться только в здании суда.

А по-хорошему, как мне кажется, пострадавшие от паводка люди вообще должны бы оккупировать не органы власти, а свои страховые компании. В большинстве цивилизованных стран принято тотальное страхование имущества, и какой-либо ущерб возмещается там исключительно страховыми компаниями.

Евгений СТЕПАНОВ