Неизвестно, будет ли введена в эксплуатацию пристройка к детском саду № 50 в Биробиджане

0109

О ситуации с громким уголовным делом, возбужденным в отношении экс-мэра Биробиджана Евгения Коростелева, рассказывает корреспондент «Ди Вох». 

БИРОБИДЖАН, 7 апреля, «Город на Бире» — Время от времени слышу вопрос: «А куда Коростелев делся?» Да никуда не делся. Проживает по адресу, указанному в подписке о невыезде и надлежащем поведении и послушно является по вызову на следственные действия.

Месяц назад он ушёл в отставку, как сейчас выясняется, по не совсем собственному желанию. Его убедительно попросил губернатор Левинталь. Сам Александр Борисович рассказал об этом в интервью СМИ. Как известно из достоверных источников, просил не один раз и даже обещал помочь с трудоустройством.

Следствие заявляет о тайной, заведомо незаконной схеме по освоению государственных средств в количестве 44 миллионов рублей. Следствию видней, но об этой схеме не знали разве что в редакции «Ди Вох» – с большинством чиновников, в том числе и областных, схема была согласована.

Если бы пристройку к детскому саду возвели и приняли по всем правилам, путёвки туда получили бы 64 ребёнка. А теперь вряд ли. Понятно, что приобретать у компании-застройщика здание, которое она построила за свой счёт, теперь никто не собирается. Деньги, которые нужно было вовремя вложить в стройку, вернулись в Москву, а второй раз их пришлют вряд ли. Сейчас неизвестно даже то, будет ли в итоге объект введён в эксплуатацию. Вероятность этого крайне мала.

Ситуация под кодовым названием «Мэр под следствием» в Биробиджане давно стала традицией.

Очередному обвиняемому по ч. 2 ст. 285 УК РФ (злоупотребление должностными полномочиями, совершённое главой органа местного самоуправления) несколько проще, нежели его предшественнику Андрею Пархоменко. Тот провёл под арестом полгода, этот будет ожидать суда на подписке о невыезде, которую, конечно же, будет соблюдать, отказавшись даже от посещения байкерских фестивалей. А все остальные чиновники, причастные к «схеме», будут ему тихо сочувствовать. Наверное. В зале судебного заседания, когда решался вопрос об аресте Коростелева, я ни одного из них не встретил.

Александр ДРАБКИН