О чём писала газета «Ди Вох» в апреле 2016 года: У меня была собака, я её любил…


Сколько бездомных собак погибло от действий догхантеров в Биробиджане, никто не считал.

В Биробиджане массово травят собак, но правоохранительные органы не видят в происходящем повода для беспокойства

БИРОБИДЖАН, 2 января, «Город на Бире» - Примерно четыре месяца назад в редакцию «Ди Вох» начали поступать сообщения о внезапной и мучительной гибели собак. Причём не только бесхозных уличных, но и домашних. Происшествия зафиксированы в посёлке Партизанский-1, на «Фаланге» у ДСМ, на Сопке, в окрестностях центрального рынка и на улице Дзержинского, в микрорайоне имени Бумагина... По рассказам очевидцев, собаки умирают в страшных муках: исходят пеной, задыхаются, бьются в судорогах. Агония длится около получаса. Несколько владельцев собак написали заявление в полицию. В возбуждении уголовных дел во всех случаях отказано.


На самом деле эта собака живёт не в Биробиджане, а далеко в районе. Ей тоже несладко, но догхантеры ей вряд ли угрожают. На селе общественно опасного психопата местные вычислят на раз-два.

ГОРОД ГУДИТ, как встревоженный улей. Беспокойство убеждённых собачников понятно: они лица заинтересованные. Но знать, что вообще происходит, сейчас хотят даже люди, традиционно державшие «зоологический» нейтралитет. Например, для владельцев частных подворий собака – это житейская необходимость без всякого налёта лирики. Какому хозяину понравится, когда его охранника незапланированно отправляют на тот свет? Волнуются родители маленьких детей: а если догхантерам придёт в голову раскидать ядовитую приманку вокруг песочницы?

– У нас дома жил щенок, – рассказывает Анна КУПРИЯНОВА. – Мы его подобрали на улице. Через «Добрые руки» хотели пристроить, но неудачно, вот я его и оставила себе. Дети – у меня дочери пять лет и сыну восемь – были очень рады щенку. Джесси был очень хорошей и доброй собакой. Как-то я пошла с ним гулять, а гуляем мы в районе сопки ДСМ, и где-то там он наткнулся на приманку. Очень тяжело пёс умирал... Его так трясло! Так скулил! И всё на глазах у сына. Я собаку, конечно, немедленно повезла к ветеринару, но было уже слишком поздно. Маленькой, чтобы не травмировать, мы сказали, что собачка заболела и теперь будет жить у врача. Написали заявление в полицию. Через несколько дней пришёл ответ: состава и события преступления нет, в возбуждении уголовного дела отказано. А между тем на этом же месте ещё несколько собак отравились. Я точно знаю, что пострадала и собака моего соседа Дмитрия. А у него хороший пёс, породистый.

В РЕДАКЦИЮ часто заглядывают люди при деньгах, которые не привыкли жаловаться, не любят лишнего внимания. У таких собаки обученные, дорогие. Но и эти в приватных разговорах возмущаются, что им пришлось заменить своим питомцам простые прогулочные намордники строгими. В жару крупным собакам в таких даже дышать будет тяжело.

Спаниель Джека – пёсик маленький, гулять в наморднике ему необязательно. Но с некоторых пор хозяин выводит его исключительно «в полной амуниции». Отравленную приманку тот только лизнул. Может, поэтому, а может, благодаря расторопности хозяина, Джеке посчастливилось выжить. Несколько минут промедления – и он вслед за другими собратьями отправился бы в свой собачий рай.

– 28 февраля мы вышли на прогулку в районе ДСМ. О том, что кто-то массово травит собак, я уже слышал и предпринял некоторые меры предосторожности, но всё равно не уследил, – вспоминает Дмитрий КУШНИР, тот самый сосед Анны Куприяновой «с хорошим псом». – Пришли домой, вроде всё в порядке было. А чуть позже Джека вдруг дёрнулся всем телом. Упал. Пена из пасти, кал, моча… Соседка Аня тут же связалась со знакомыми ветеринарами, мы быстро поймали такси, повезли собаку в клинику, и там Джеке успели ввести антидот. Два дня собаку лихорадило, но, к счастью, ожила. Реанимация и лечение обошлись мне в четыре тысячи рублей. Хотя дело тут, конечно, не в деньгах... С тех пор я по совету врача всегда держу дома пиридоксин на случай повторного отравления. И гулять с ней ухожу на дамбу. Кстати, недавно забежала Аня и весь пиридоксин забрала. Сказала, что ещё одна соседская собака отравилась, надо срочно её спасать.

ПИРИДОКСИН – одна из форм витамина В6, свободно продаётся в аптеках. Не токсичен даже в больших дозах. Работает как антидот для изониазида – основного действующего вещества противотуберкулёзных препаратов, к которому собаки весьма чувствительны. Инъекция пиридоксина значительно повысит шансы вашего четвероногого друга на выживание.

Врач ветеринарной клиники «Ласка» Ольга ПАВЕЛЬЕВА только за последнее время семь раз спасала собак от тяжёлого отравления. Четыре раза успешно, трёх бедных псов привезли уже слишком поздно. Собаки были из разных районов, а клиническая картина одна и та же: судороги, рвота, пена из пасти...

– С вероятностью 99 процентов берусь утверждать, что их отравили препаратом «Тубазид» (изониазид). Его назначают больным туберкулёзом. Просто так в аптеке его не купишь, и уж тем более свободно на улице он не валяется. А вот у бомжей, которые довольно часто больны туберкулёзом и должны лечиться, полагаю, можно приобрести его без особых затруднений. Для людей это лекарство, а у собак изониазид выводит из строя нервную систему, нарушает работу мышц, угнетает дыхание… Собаке средней величины для тяжёлого отравления достаточно всего полтаблетки. Я настоятельно рекомендую всем хозяевам собак держать дома витамин В6 и большой шприц. При первых же признаках отравления вводите пиридоксин из расчёта миллилитр на килограмм веса. То есть собаке массой десять килограммов нужно ввести сразу всю упаковку. Лучше внутривенно, но можно и внутримышечно. Передозировки не бойтесь. Инъекция витамина даст время, и вы с большей долей вероятности успеете привезти собаку в клинику.

ИНТЕРНЕТ-поисковики на запрос «Первая помощь собакам при отравлении» откликаются весьма авторитетными форумами ветврачей и заводчиков. Там детально описаны схемы, чем можно помочь собаке в домашних условиях, если ветеринар недоступен. Собак травят по всей стране – и не только изониазидом, но и другими препаратами, и крысиным ядом. Клинические картины при этом разные, и именно поэтому биробиджанские ветеринары так уверенно называют в качестве отравляющего вещества изониазид.


Фото со страницы «Добрых рук» «ВКонтакте». Ветеринары не всесильны. Им нужен хотя бы минимальный запас времени, обеспечить который может только хозяин, доставив отравившуюся собаку в клинику как можно раньше или самостоятельно оказав питомцу первую помощь.

Руководитель общества «Добрые руки» Ольга БАТЕНКОВА бьёт в набат уже несколько месяцев. В разных районах города собаки мрут от специфического препарата, отсутствующего в официальном свободном обороте. Разве в этом не прослеживается злой умысел? Но тревожный призыв зоозащитников правоохранителями не услышан, и с догхангерами они, похоже, бороться не собираются.

– Первый случай был зафиксирован на Центральном рынке. Какой-то мужик среди бела дня бросил приманку собаке, а та потом бегала по рынку и долго и очень тяжело умирала. Наверное, ещё тогда можно было хотя бы отсмотреть видеоматериалы с камер наблюдения и попытаться его вычислить, задержать. С тех пор отравления участились во много раз. Травят даже дворовых собак, которые сидят за забором на цепи – прямо во двор кидают отраву. Погибших бездомных собак вообще никто считал. А то, что заявлений в полицию не так много, так, я думаю, это оттого, что люди с ней просто связываться не хотят, не ждут от неё результата. Мне говорили, что и сами полицейские уговаривают людей не подавать заявления. Дескать, всё равно никого они не найдут.


Мы можем только предполагать, что ядовитая приманка выглядиткак-то так. В инструкции к лекарству написано, что оно горькое на вкус, но собак это не отпугивает. Такого количества «начинки» достаточно, чтобы отправить на тот свет с десяток средних собак, одного ребёнка или тяжело отравить взрослого.

ДЕТИ, как известно, всё тащат в рот. И собаки, как дети. Кинологи из нашего ДОСААФ говорят, что не устоять перед кусочком вкусной еды может даже очень хорошо выдрессированный пёс. А намордник безопасность не обеспечит: дотянуться до приманки языком можно и через него. Не говоря уже о том, что в природе есть такие яды, которые достаточно просто вдохнуть. Малыши тоже, стоит матери чуть зазеваться, так и норовят всякую пакость на вкус попробовать. В связи с этим возникает резонный вопрос: что будет с ребёнком, если он проглотит отравленную собачью приманку?

В городских аптеках изониазид мне не продали, объяснив, что препарат относится к группе жизненно необходимых, и отпускают его только непосредственно в противотуберкулёзном диспансере. Туда я и направился.

– Изониазид – один из важнейших препаратов, которые назначают больным туберкулёзом. Он даже не замедляет рост, а уничтожает туберкулёзную палочку, – пояснила главврач Надежда АЛЕКСЕЕНКО. – Для людей изониазид, конечно, не так опасен, как для собак. Но, думаю, смертельно опасная доза – десять таблеток для взрослого человека и пять для ребёнка.

Каким количеством отравы напичкивают догхангеры свою приманку, нам неизвестно. Целиком таблетки там, или она в растворе вымочена, порошком обсыпана... А посему мы вправе предположить, что она может быть смертельно опасна для человека.

Сотрудники правоохранительных органов отказываются инициировать токсикологическую экспертизу, в результате которой возможно установить химический состав вещества, которым травят собак. В полиции утверждают, что этим должны заниматься хозяева павших животных.

ЕЩЁ ОДИН немаловажный момент. Понятно и объяснимо, когда человек настроен против какой-то конкретной собаки. Скажем, покусала она его или его домочадцев, а хозяин стоял рядом, смотрел и смеялся. Вот покусанный гражданин и отравил псину в отместку. Не одобряю, но понять могу. Но когда собак травят всех подряд, без разбору – домашних и бездомных, породистых и дворняг, во дворах и на пустырях – да ещё столь варварским способом, возникает подозрение: товарищ догхангер, может, у тебя с головой не в порядке?

– Если человек получает удовольствие, глядя, как мучается животное, это даёт право предполагать наличие у него психического расстройства, – комментирует ситуацию психиатр Олег ТОЙТМАН. – Такие люди обычно отличаются психопатоподобным поведением, не контролируют свои поступки, стремятся причинить боль окружающим. У них отсутствует критика своих действий, они не осознают степень общественной опасности, которую несут. Если со временем в результате каких-то факторов у них разовьётся серьёзное психическое заболевание, объектом истязаний вполне могут стать уже не животные, а люди. У многих известных маньяков в анамнезе стоит запись, что свой кровавый путь они начали с издевательств над животными.

КАРТИНКА вырисовывается неприглядная. В ЕАО, которая и так по туберкулёзной статистике впереди планеты всей, бомжи предпочитают не лечиться дармовыми таблетками, а выменивать на них выпивку. А в это время по областному центру рыскает тип – или несколько – с замашками психопата. Он или они травят собак не-установленным ядом. Лабораторного подтверждения, что это именно изониазид, нет – а вдруг это более опасный для людей яд? А может, завтра этому типу захочется посмотреть, как будет корчиться в предсмертных судорогах человек? Совсем не фантастическая теория, если вспомнить, что три года назад у нас в городе уже был подобный прецедент. По мне, так сотрудники правоохранительных органов должны из кожи вон вылезти, чтоб изловить негодяя. А между тем в горотделе царит просто какая-то буддистская безмятежность.

16 марта в МО МВД «Биробиджанский» состоялся «собачий» брифинг.

– За 2015 год и по сегодняшний день к нам в отдел поступило семь заявлений о гибели собак, – довела информацию до журналистов зам. начальника полиции по охране общественного порядка Инга ПЕКАРЬ. – Сотрудники принимают все без исключения поступившие заявления и все их отрабатывают. Из этих семи случаев в двух собаки погибли по естественным причинам. Одна просто умерла от старости, и хозяин согласился с этим выводом. В другом случае хозяин сам нарушил рацион – накормил собаку чем кормить не следовало. По оставшимся пяти случаям было принято решение в возбуждении уголовного дела по статье 245 УК РФ (жестокое обращение с животными) отказать, ввиду того что нет оснований считать, что это было умышленное отравление. Никто из подавших заявление не стал обжаловать это решение ни у начальника отдела, ни в прокуратуре, ни в суде.

На пресс-конференции также присутствовали зам. начальника и консультант областного управления ветеринарии – Ольга ОБОРОТОВА и Наталья СОЛОВЧЕНКОВА, и начальник отдела природопользования и охраны окружающей среды мэрии Биробиджана Андрей ПОПОВ. Все четверо заняли круговую оборону, пытаясь убедить нас, журналистов, что ничего криминального на самом деле не происходит. А «рубежи» они заняли такие. Первый: зафиксированы единичные случаи гибели животных, но они не носят массовый характер, ибо нет сведений, что погибли другие животные – кошки, птицы, грызуны... Второй рубеж: нет оснований считать, что это были отравления, поскольку нет заключения экспертизы. Третий: даже если собака погибла от отравления, нет доказательств, что оно было умышленным. Четвёртый: если бы хозяева соблюдали все правила содержания домашних животных, выводили питомцев в намордниках и на поводках, ничего подобного не случилось бы. Ну и «на посошок»: вообще большой вопрос, считать ли происходящее фактами жестокого обращения с животными.

Это была такая пресс-конференция, где журналисты гораздо лучше владели темой, чем организаторы встречи. Это нам пришлось объяснять хозяевам конференции и чем животных травят, и почему гибнут только собаки, и где можно достать эту отраву, и почему не спасают намордники, и что случаев мора гораздо больше, чем кажется, и в чём можно усмотреть умысел...

ЕСТЬ МНЕНИЕ, что собак травят с подачи мэрии. Раньше, если бродячие псы сильно докучали, люди звонили в отдел ЖКХ города, и на адрес по заявке приезжал стрелок из службы очистки. Собак он сначала усыплял специальным снотворным, а потом отвозил в ветеринарную в клинику, где им делали смертельную, но безболезненную инъекцию. Этот метод, видимо, был признан дорогим. Был период, когда собак просто отстреливали из чего-то типа «мелкашки». Может, теперь денег хватает только на такие «ковровые бомбардировки»? Эту теорию я озвучил на пресс-конференции и попросил дать разъяснение: какая организация сейчас занимается отловом бродячих животных в Биробиджане и какими методами она действует. На что Андрей Попов сказал, что тема эта очень щепетильная, а потому сия информация не подлежит разглашению. Вот это новости! Года три назад наша газета даже интервью со стрелком сделала – правда, на условиях анонимности, но это вполне объяснимо. А уж «санитарную» организацию тогда вовсе никто не скрывал. А тут такая подозрительная таинственность! Правда, чуть позже Андрей Витальевич заверил меня, что мэрия к этому варварству не причастна, но, знаете ли, осадок остался.

Из этой встречи я понял, что специально полиция никого искать не будет и доказывать, что это было умышленное отравление, тоже не станет. К слову: в холодильной камере «Ласки» уже месяц лежит труп издохшей собаки – только и забот, что сдать тело животного на экспертизу в местную лабораторию и официально установить присутствие яда в организме. Инга Пекарь сказала, что этим должны заниматься хозяева павших животных, а отнюдь не сотрудники полиции. Это уж потом люди в погонах определятся: возбуждать им уголовное дело или в оном отказать.

ДОРОГИЕ собаководы! Если я вам скажу, что поиск догхангеров идёт активно, что не сегодня завтра их возьмут тёпленькими, – совру безбожно. Никто их не ищет. И вы, коли не хотите в одночасье лишиться своих любимцев, затарьтесь витамином В6, купите собаке глухой намордник и не отпускайте её от себя ни на шаг. Как объяснить бомжам, что от туберкулёза надо лечиться, а детям, что естественная в их возрасте потребность пробовать всё на зуб может стоить им жизни, я не знаю.

Евгений СТЕПАНОВ