Светлана Шадрина из Биробиджана платит долги за однофамилицу

Замкнутый круг

БИРОБИДЖАН, 9 февраля, «Город на Бире» — Герои «Золотого телёнка» – великий комбинатор Остап Бендер, матрос затонувшего корабля Шура Балаганов и великий слепой Паниковский – весело, но абсолютно бессовестно пользовались фамилией героя лейтенанта Шмидта, представляясь его детьми. И уже тогда, заметьте, двое из них не были своевременно разоблачены. Лишь несчастного Паниковского ждал бесславный «вынос тела»… Ситуация, о которой я расскажу вам сейчас, далеко не так занятна, как самый популярный плутовской роман в русской литературе. И совсем не смешная. Светлане Викторовне Шадриной против её воли навязали «личность» совершенно неизвестной ей женщины. И долги заодно.

ВСЁ НАЧАЛОСЬ, когда в двух разных населённых пунктах нашей необъятной родины в один и тот же день родились две девочки – две Светланы. Отцов обеих Светлан звали Викторами. До поры до времени обе Светланы Викторовны жили каждая своей жизнью. Но случилось так, что одна из Светлан вышла замуж, и, взяв фамилию мужа, стала Шадриной. Вторая – Шадрина по рождению – о существовании «двойника» узнала при весьма печальных обстоятельствах.

– В 2014 году, – вспоминает Светлана Викторовна, – я пришла в налоговую инспекцию, чтобы получить квитанцию об уплате налога на недвижимость. И к удивлению для себя узнала, что живу в городе Норильске на улице Орджоникидзе. Как мне объяснили, меня по базе данных «слили» – именно так налоговики назвали это действие – с моей полной однофамилицей, которая сейчас проживает в Новосибирске. День, месяц и год рождения у нас тоже совпадают. Нас обещали разъединить. Мой настоящий адрес просто вписывали в квитанцию рукой. Когда я уже в 2019 году обратилась туда же, в 101-й кабинет, оказалось, что на мне большая задолженность по налогам. Выяснилось, что нас, однофамилиц, разъединили, но ИНН у меня почему-то остался норильский, и поэтому все оплаченные мною налоги уходят в Норильск. Одна работница той же налоговой инспекции (фамилию я не помню) помогла мне. Мы вместе написали письма в Новосибирск, там произвели миграцию средств, и деньги, которые успели уйти туда, вернулись. Потом я получила письмо из Новосибирска, что нас с моей однофамилицей разъединили по ИНН. Только на этом всё не закончилось. Неожиданно я узнала, что на мою банковскую карту наложен арест. С этой карты были сняты денежные средства более чем на три тысячи рублей. Для меня даже такая сумма тоже значима. Деньги сняты приставами из Норильска. Оказалось, что только по одному производству у моей однофамильцы долг 997 тысяч рублей, а у приставов на неё заведено несколько дел. Теперь у меня с карты снимают даже 30 копеек. Я поинтересовалась в нашей миграционной службе, там мне сказали, что в базе действительно есть две Светланы Шадрины с одинаковым отчеством, родившиеся в разных городах, но в один день. Насколько мне известно, перед тем как снимать с моей карты деньги, меня должны были уведомить за десять дней. Но мне ни из новосибирского суда, ни от приставов никаких уведомлений не поступало. Куда я только не обращалась со своей проблемой! От меня отмахнулись наши мировые судьи. Биробиджанские приставы сообщили, что у них только местная база и претензий ко мне с их стороны нет. Я обратилась в прокуратуру города Биробиджана, и дежурный заместитель прокурора рекомендовал мне обратиться по электронной почте в норильскую прокуратуру. Что мне оставалось делать?! Я написала в прокуратуру Норильска и получила ответ, где, в частности, значилось: «В соответствии со ст. 21 закона «О прокуратуре Российской Федерации» при осуществлении надзора за исполнением законов органы прокуратуры не подменяют иные государственные органы». Моё письмо направлено для рассмотрения и принятия мер в межрайонный отдел судебных приставов.

На этом месте, дорогой читатель, круг замкнулся. Шадриной постоянно звонит Новосибирская энергетическая компания и сообщает о якобы имеющихся у неё долгах. Перед Новым годом её поздравил представитель депутатского корпуса Новосибирска. С трудом, но она всё-таки поняла, что однофамилица её набрала долгов и в Норильске, и в Новосибирске. Одного до сих пор понять не может: откуда у всех звонящих имеется номер её мобильного телефона?..

ИЗ БЕСЕДЫ со Светланой Викторовной Шадриной и её переписки с инстанциями я, бывший прокурорский работник, узнал о прокуратуре много интересного. Оказывается, по мнению норильских прокуроров, на их прокуратуру не возложена обязанность следить за соблюдением законов Федеральной службой судебных приставов. Прокуратура, оказывается, не обязана надзирать и за соблюдением судебными приставами установленного порядка принудительного выполнения судебных актов, актов иных органов и должностных лиц. И за соблюдением прав и законных интересов физических и юридических лиц тоже. И ещё от многих других обязанностей освободила себя прокуратура. Никого, к сожалению, не заинтересовала необходимость следовать требованиям ст.99 закона «Об исполнительном производстве», где указано, что с должника может быть удержано не более пятидесяти процентов заработной платы или иных доходов…

К слову, все доходы Шадриной состоят из средств, получаемых с продажи коровьего молока – от коровы, за покупку которой ещё не удалось рассчитаться полностью.

Нескончаемым эхом звучит вопрос: «У кого просить помощи?!» Для обращения в суд Шадриной необходимы документы, на основании которых производятся удержания, но эти документы ей никто не выдаст, поскольку они касаются вовсе не её, а её однофамилицы. Самой Шадриной ни в судах, ни в других органах Норильска и Новосибирска не было и быть не могло. Прокуратура города Биробиджана в ситуацию вмешаться не может. У местных судебных приставов к ней претензий нет. Прокуроры из Норильска считают, что не прокурорское это дело, защищать права и интересы гражданки из далёкого Биробиджана, даже несмотря на «мелочи» вроде разных номеров и серий паспорта.

Как будто издеваясь, начальник отдела документационного обеспечения и работы с обращениями граждан Управления Федеральной службы судебных приставов по Красноярскому краю пишет: «Поскольку данные о должнике (число, месяц и год рождения, серия и номер паспорта), соответствуют сведениям, указанным Вами в поступившем обращении, вышеуказанные документы с принудительного исполнения МИФНС России № 25 по Красноярскому краю не отозваны, оснований для окончания вышеуказанных исполнительных производств у судебного пристава-исполнителя не имеется».

Очень надеемся, что эту статью внимательно прочтёт прокурор области Заурбек Магометович Джанхотов. Может, ему удастся через своих коллег-прокуроров убедить норильских и новосибирских приставов разобраться в ситуации, как это было сделано в этом случае.

А несчастной женщине можно было бы пожелать терпения, только где ж его ей взять, если всё так похоже на бег по замкнутому кругу. Без надежды на финиш.

Александр ДРАБКИН