Зоозащитники в Биробиджане столкнулись с дикой лисой, больной бешенством


Рис. Вячеслава ШИЛОВА.

Известная в Биробиджане зоозащитница Ольга БАТЕНКОВА рассказала корреспонденту «Ди Вох» историю о том, как пыталась получить помощь субботним вечером.

БИРОБИДЖАН, 3 июля, «Город на Бире» — Пятнадцатого июня руководитель общественной организации «Добрые руки» отправилась в приют кормить животных. Приют – это закрытая территория, но находится на обширном участке, где есть ещё несколько арендаторов. Недалеко проходит железная дорога, за которой расположен частный сектор и лесополоса. В общем, стандартная городская окраина. И вот, когда собачьи миски уже почти опустели, из той самой лесополосы выскочила лиса. Худая, облезшая, вся морда обслюнявленная, в пене. В общем, анализов не надо – все симптомы налицо. Точнее, на морде.

– У нас две собаки, которые охраняют приют и свободно перемещаются по территории, – рассказывает Батенкова. – На этих собак лиса и кинулась.

Ольга Александровна – врач, и опасность контакта с животным, которое болеет бешенством, осознаёт более чем хорошо. Так что людям, в тот момент находившимся в приюте, вмешиваться в свару животных было строжайше запрещено. Собаки лису прогнали, чуть позже выяснилось, что до этого она успела напасть на сторожевых собак соседней базы. Скорее всего, заходила и в частный сектор, но точно этого никто не знает.

ЧТО ДЕЛАТЬ ответственному человеку, если он видит, как дикое животное, скорее всего бешеное, нападает на домашних собак? Конечно, обращаться к профессионалам! А кто из вас с ходу скажет телефон профессионалов, до которых можно дозвониться в летний субботний вечер?.. То-то и оно.

Телефон государственной ветеринарной станции не ответил, в областном управлении ветеринарии тоже промолчал. И тогда Ольга Батенкова как человек здравомыслящий позвонила на телефон 112.

– В нашем регионе никакого проработанного алгоритма действий в подобной ситуации я не нашла, – говорит Ольга Александровна. – Позже посмотрела алгоритмы в других регионах, и все они утверждают, что необходимо звонить в службу 112. Оттуда должны немедленно сообщить в ветеринарную службу, ЖКХ и дежурную часть полиции. Все эти три службы должны тут же выехать на место происшествия.

В Биробиджане к Батенковой никто не приехал. На 112 она благополучно дозвонилась, её обнадежили, мол, «ожидайте», но никакой «спецоперации» по отлову бешеной лисы, карантинных мероприятий и положенных исследований в субботу не было. Не было их и в воскресенье. Ольга Батенкова хоть и не инфекционист, но точно знает, что в данной ситуации время – очень важный фактор. На счету каждый час, и меры необходимо принимать незамедлительно.

Не дождавшись профессионалов, руководитель «Добрых рук» начала действовать самостоятельно. Приют на свои средства приобрел вакцину и дополнительно привил собак, подравшихся с лисой, определил их в карантин, а волонтёров отправил в травмпункт на обязательные прививки.

В ПОНЕДЕЛЬНИК выяснилось, что в областном управлении ветеринарии об инциденте с больной лисой слышат впервые. Когда масштаб проблемы осознали, дали контакты ветеринара.

И только реакция ветеринара оказалась практически молниеносной. Анна ЕРМАКОВА приехала в питомник буквально через десять минут после того, как ей рассказали о случившемся. Провакцинировала собак соседних организаций, которые тоже могли контактировать с лисой, и дала указание изолировать их от других животных. Как рассказала редакции «Ди Вох» Анна Ивановна, пока (на момент подготовки номера в печать) никаких опасных признаков заболевания у животных не наблюдается, но окончательный диагноз можно будет поставить только в среду, то есть через полные десять дней после контакта с лисой.

А знаете, почему у Батенковой не получилось дозвониться в субботу до ветеринарной станции? После подтопления там телефон не работал три недели. Но даже если бы он и работал, не факт, что кто-то взял бы трубку. В случае нештатной ситуации в выходной день необходимо приехать на Тихонькую улицу, где находится станция, и сообщить о проблеме сторожу, который потом начнёт обзванивать специалистов. Если уж доктор не знала о таких нюансах, то простые смертные тем более.

РЕШЕНИЕ звонить на 112 было верным. Ещё бы служба сработала как положено. Почему дежурный не поднял всех тех, кого необходимо поднимать, – вопрос далеко не праздный.

Оказывается, телефон Единой экстренной службы 112 в ЕАО не то чтобы уж совсем «единый». Кроме спасателей, одноимённые службы есть в каждом муниципалитете. Объединить их в одну в автономии не могут – всё опять упирается в пошлые деньги. Ольга Александровна попала именно в муниципальную службу, где дежурный – не знаем, кто именно, например, вахтёр в мэрии – по всей видимости, не понял всю серьёзность ситуации и стал дожидаться начала рабочей недели, чтобы сообщить о «неприятности» в собачьем приюте. Затем он передал информацию в полицию, которая на связь с Батенковой вышла только во вторник вечером, то есть через трое суток после происшествия. И то лишь для того, чтобы взять объяснение.

Лиса дожидаться реагирования властей, понятное дело, не стала и исчезла из поля зрения. Где она обрела свой последний приют, неизвестно. По крайней мере, пока.

«ЗАЧЁТ» по «бешеной» ЧС местные власти провалили. Если бы не зоозащитники, мы с вами вообще не узнали бы о худой и нервной лисе, которая почти наверняка некоторое время шаталась по жилому частному сектору.

Просто напомним: в ЕАО в 2018 году были зарегистрированы как минимум четыре случая бешенства. В феврале 2019 года власти вводили карантин по бешенству в Биробиджане и поселке Смидович.

Олег КОТОВ