Биробиджанский байкер вернулся из путешествия в Монголию

Дороги, которые нас выбирают.

БИРОБИДЖАН, 12 июля, «Город на Бире» — Дорог у нас не так уж много. И в реальной жизни скорее не мы, дальневосточники, выбираем дороги, а они нас. Поедешь направо – попадёшь в Хабаровск, Уссурийск, Владивосток или Находку; поедешь налево – там Благовещенск, а дальше из крупных городов только Чита. Летом к дальнобойщикам и «перегонам», курсирующим по нашим дорогам по долгу службы, присоединяется многочисленная армия отпускников-путешественников. Кто на море едет, кто на Байкал. Тех, кто забирается на своём транспорте дальше Иркутска, совсем немного. Тех, кто наматывает тысячи километров не на автомобиле, а на мотоцикле, – единицы.

Дороги зовут и лечат, радуют и успокаивают... Наверное, и матёрые мотоциклисты в первую очередь ценят в дороге именно это. А ещё ничем не заменить свободное общение с людьми, близкими по интересам. Говорят, кто однажды побывал на байкерском фестивале, уже не сможет туда не вернуться. В сезон тематические вечеринки проводятся практически во всех крупных городах. На днях, например, День мотоциклиста отмечали в Уссурийске, туда съехалось около тысячи человек. Неделей раньше устраивали «Мойку мотоциклов» в Благовещенске, биробиджанцы туда тоже приезжали. Многие бывают на байкерских мероприятиях в Хабаровске, Владивостоке, Находке, Ванино... А вот до фестиваля «Степной ветер», который ежегодно проходит в столице Монголии Улан-Баторе, в мотосезоне-2018 добрался только один байкер из ЕАО.


Александр Мержиевский.

Это в американских фильмах сплошь татуированные и увешанные металлом байкеры – исключительно бандиты и дорожные беспредельщики. В жизни быстрый и маневренный двухколесный открытый транспорт любят люди разных возрастов, образования и специальностей. Александр Мержиевский, тот самый мотоциклист, который этим летом съездил в Монголию, – инженер, обслуживает сложную радио- и телеаппаратуру и медицинские аппараты искусственной почки. Ему 54, он не состоит ни в каком мотоклубе и катается сам по себе. Шутит, что в юности мотоцикл у него появился раньше, чем девушка. Сейчас Александр – пилот синего Yamaha FJR 1300. Этот мотоцикл он подарил себе на день рождения.

– Байкеры любят путешествовать по Монголии – всех влечет пустыня Гоби. В Улан-Баторе было очень много людей из разных стран. И французы, и немцы. У меня желание съездить в Монголию появилось три года тому назад. Я рассчитал маршрут, но каждый раз что-то не складывалось, – откровенничает мотоциклист.

По большому счёту, могло не сложиться и в этом году. В дальней дороге без попутчиков никак. Ехать собирались с товарищем из Владивостока. За четыре дня до выезда парня сбил лихач на автомобиле. Мотоциклист отделался несложными переломами, а вот байк теперь только на свалку. И в любом случае товарищу сейчас не до путешествий. Александр растерялся: дальняя дорога непредсказуема, да и границу лучше переходить не одному, а в компании. Но не зря же в мотосообществе уважают слово «братство». Несколько телефонных звонков – и выход найден: биробиджанцу предложили присоединиться к мотоклубу «Оппозит» из Улан-Удэ.

До Бурятии пришлось ехать одному, но Мержиевский здесь уже бывал, поэтому легко обошёлся без компании. В первый день добрался до Могочи – примерно 1300 километров от Биробиджана. Руководителя местного мотоклуба IRON ANGELS и хозяина байкхауса Александра мотоциклисты всей страны знают как Devil75rus. Прозвища среди байкеров – обычное дело, их знают гораздо лучше, чем настоящие имена и фамилии. После ночёвки в Могоче – 711 километров до кемпинга на станции Улёты в Забайкалье. И на следующий день – ещё примерно столько же до Улан-Удэ. Президент «Оппозита» Евгений «Чемпион» к этому времени уже проинструктировал Александра, когда и с какой группой он будет переходить границу.

– Как добраться до байкхауса в Улан-Удэ, я не знал, – рассказывает Александр. – Въехал в город, остановился, изучаю навигатор. И тут рядом тормозит микроавтобус, оказалось, что водитель сам местный мотоциклист, дружит с ребятами из «Оппозита». Он меня проводил до клуба. Через некоторое время приехал человек – привёз ключ, объяснил, куда поставить мотоцикл, что где находится, где можно поесть и лечь спать. На утро всех собрал Женя Чемпион, рассказал, когда выезжать, по какому маршруту, где заправляться, каков порядок перехода границы в Кяхте.

Группа из Улан-Удэ была 25 человек. Но через Кяхту проходили и ребята из Иркутска и других городов.


Некоторые байкеры из Монголии свободно говорят по-русски, многие приезжают в гости к товарищам из клубов ДВ и Сибири.

На сопредельной территории первый город – Сухэ-Батор. Там мотопутешественники обменяли деньги. Монгольская валюта дешёвая, один российский рубль – примерно 39 монгольских тугриков. Монет в ходу нет, только «бумажки». Купюра в 10 000 MNT в переводе на наши деньги – всего 257 рублей.

С одинаковой скоростью мотоциклистам ехать сложно: «кони» у всех разные. Договорились ждать всех на въезде в Улан-Батор. Там «Оппозит» уже встречали монгольские товарищи.

– Гостиница находилась в самом центре города и, видимо, была частично оплачена местным байкерским клубом, поскольку нам она обошлась очень дёшево, – своей поездкой Александр явно доволен. – Нам провели экскурсию по городу. В центре – дома, построенные в годы СССР. Они абсолютно такие же, как наши пятиэтажки, только в подъездах – идеальный порядок, и территории чистые и ухоженные. Современные дома ближе к европейскому стилю. Окраины города – огромный частный сектор. Узкие улочки, заборы... В середине каждого участка – юрта и припаркованный рядом автомобиль. Мы посетили музей Георгия Жукова, он среди монголов пользуется особым уважением. Некогда Монголия очень дружила с Советским Союзом. Во время войны нам помогали мясом, шкурами. На территории Монголии стояли наши воинские подразделения. Это серьезно сказывается и на нынешних взаимоотношениях. Люди пятидесяти лет и старше свободно разговаривают на русском языке, все они добродушные и приветливые.


Конная статуя Чингисхана в Цонжин-Болдоге – крупнейший памятник этому прославленному монгольскому полководцу и шикарный туристический комплекс с видовой площадкой.

Монгольский фестиваль, со слов Александра, ничем не отличается от наших байкерских мероприятий. Это турбаза, хорошая живая музыка, пиво, разговоры на общие темы, иногда даже конфликты. С давних времён между некоторыми клубами есть противоречия, которые в определенных ситуациях разрешаются старым дедовским способом, но это не портит общего настроения.

– После фестиваля нас проводили до выезда из города. Краски этого интересного путешествия потускнели только при пересечении границы, когда мы столкнулись с российской таможенной волокитой... – кажется, это была единственная ложка дёгтя в рассказе Александра.


В городах, где байкерское движение наиболее активно, инициативные представители сообщества создают байкхаусы – дома байкеров. Там можно отремонтировать мотоцикл, переночевать. Один путешественник остаётся на ночь, другой – на неделю, например, потому, что ждёт посылку с запчастями. Люди, встречающиеся там, заведомо положительно относятся друг к другу. Официальная плата не берётся, но общая копилка стоит. Сколько денег и в какой валюте ты туда кинул, и кинул ли вообще, проверять никто не будет.

Я знаю, что у монголов выезд на природу – это обязательный ритуал, традиционная форма проведения выходных. В живописных местах за городом ставятся юрты, где есть всё для нормального отдыха и ночлега. Спрашиваю, не выяснил ли Мержиевский, сколько стоит юрта. Оказывается, выяснил. На рынке большой выбор. Цена зависит от размера. Большую, приспособленную для автономного проживания в степи, можно купить примерно за восемьдесят тысяч рублей.

Александр ДРАБКИН