Самый молодой раввин Дальнего Востока про еврейский Новый год, кошерную пищу и биробиджанскую общину

265

Интервью с главным раввином ЕАО Эли Риссом опубликовал портал dv.land - Информационно-деловой медиапроект ТАСС про российский Дальний Восток.

БИРОБИДЖАН, 14 сентября, «Город на Бире» – С 9 по 11 сентября иудеи всего мира отмечают Новый год — Рош ха-Шана. Традиция этого праздника сильно отличается от российской: для еврея начало года связано с раскаянием и прощением, а не с радостью. DV поговорил с раввином Еврейской автономной области Эли Риссом и узнал, зачем на Новый год трубить в бараний рог и почему еврейское сообщество Биробиджана через год будет благополучнее других на Дальнем Востоке.

267

 

О еврейском Новом годе

Рош ха-Шана (Голова года) — очень значимый и трепетный праздник. Мы не напиваемся в этот день и не отмечаем его с размахом. Для еврея начало года — серьёзный духовный этап.

Еврейская АО — единственная в России автономная область. Помимо Израиля регион считается единственным в мире еврейским административно-территориальным образованием с официальным юридическим статусом. На юге граничит с Китаем по фарватеру Амура. В области живёт 166 тысяч человек. Столица ЕАО — город Биробиджан с населением 75 тысяч человек.

Этот день — одновременно общий и индивидуальный праздник. Общий — потому что весь еврейский народ отмечает его. А индивидуальный — потому что приходит время задуматься о своём положении в мире. О плюсах и минусах, о жизни и о том, как её нужно исправить. Рош ха-Шана — отчётный день.

Считается, что раз в году рассматривается дело каждого человека. Будет он жить или умрёт, разбогатеет или обеднеет, выздоровеет или заболеет. Поэтому полторы недели нового года — сразу после Рош ха-Шана — длятся «десять дней раскаяния». Они посвящены покаянию в грехах и мольбам о прощении в наступающем году.

Через десять дней наступает суточный пост Йом-Кипур, или «День искупления». Поэтому да, мы празднуем Новый год, но мы задумываемся о своей жизни, раскаиваемся и просим Всевышнего: если нам и светит что-то плохое, пусть оно перевернётся в хорошее. Вся идея Рош ха-Шана в том, как стать лучше.

 

О традициях

Самый пик Рош ха-Шана наступает, когда раввин трубит в шофар — бараний рог. Каждый год Всевышний хочет отказаться от мира. Но звук шофара похож на плач, и считается, что так еврейский народ раскаивается. Так мы просим у Всевышнего не оставлять еврейский народ. Евреи трубят в шофар уже три тысячи лет каждый год.

268

В этот день в синагоге проходят праздничные молитвы. В них еврей никогда не просит только для себя. Он просит за весь мир, за каждого человека.

В общине Биробиджана мы никогда не отмечали Рош ха-Шана как масштабный праздник: всё-таки это серьёзный день. Только в этом году мы впервые решили собрать членов общины и людей, которые ей помогают, около 30−40 человек. Планируем озвучить отчёт за год и устроить небольшое застолье.

В последние годы городское еврейское сообщество в принципе больше внимания обращает на все городские праздники и события общины, не только на Новый год. Как я заметил это? Шесть лет назад на другой праздник — Пурим — я снял видеоролик. Мы спросили у прохожих, что они знают о нём. Получилось очень смешно, потому что из опрошенных только один человек слышал о празднике. Остальные никак не догадывались. Говорили что-то вроде «Пурим — это курим».

В прошлом году мы попробовали сделать ещё один такой забавный ролик. Когда он был готов, я поглядел на него и даже не стал показывать на наших встречах. Даже расстроился: всё-таки я отдал немаленькие деньги за съёмки, и там не было совсем ничего смешного. Люди просто отвечали, что это за день. А потом обрадовался: если почти каждый опрошенный знает, что Пурим — это еврейский праздник, и даже немного его историю, так это огромный плюс! То же самое с Рош ха-Шана.

Как и все еврейские праздники, Новый год в последние годы привлекает больше внимания.

 

О городской общине

За пять последних лет община Биробиджана сильно поменялась (раввин живёт в городе с 2012 года — DV). Сейчас её размеры сопоставимы с общинами Хабаровска и Владивостока.

В 2017 году в Биробиджане впервые за 30 лет сыграли хупу — традиционную еврейскую свадьбу. Годом ранее в городе начали проводить обрезания младенцев — впервые за 12 лет! Но самое главное — в синагоге появились люди. Евреи приходят на ежедневные чтения, молитвы, праздничные обряды.

266

Мы много общаемся с молодёжью. Для меня это одна из самых важных целей. Несколько лет назад в общине начал работать детско-юношеский клуб и еврейский детский садик «Энерджу». Преподаватели учат детей еврейским традициям, законам и молитвам.

Студенческий клуб по вторникам веду я сам. Постоянных участников — около 35. Молодёжные лидеры клуба два-три раза в год летают на учёбу в Москву. Они же в Биробиджане проводят интерактивы для других студентов.

Больше всего ребят привлекает программа «Евростарс», по которой молодые люди от 18 до 28 лет раз в год путешествуют по Европе. И это не просто евротрип, он наполнен еврейским содержанием.

По итогам Всероссийской переписи населения 2010 года евреи составляют менее 1% от населения области — 1628 человек. Однако название и статус автономной области сохраняются.

Когда со всей России в путешествие собирается тысяча молодых евреев — из России и других стран СНГ, — это очень приятное ощущение. Ты — не один, нас много! В первый год мы набрали 10 участников. Во второй — 20. В прошлом году было 30 человек от Биробиджана.

Проблема в том, что больше трёх раз один человек не может поехать в тур. И в этом году мы набираем только 10 человек, остальные работают, учатся или просто не могут.

Цель всех образовательных программ — дать молодым людям ощущение культурного родства с традицией. Я хотел бы, чтобы юные евреи приезжали к нам из других регионов России. Но пока это невозможно — люди из Биробиджана, наоборот, уезжают, как из любых маленьких городов. Но даже если они переезжают, я хотел бы, чтобы они прибывали на новое место как евреи, знающие свою историю и традицию. И тогда на новом месте они в первую очередь пришли бы в еврейскую общину. Это моя цель, это важно.

 

О еврейской «инфраструктуре»

Большая цель — создать в городе условия, чтобы евреям жилось комфортно.

В этом году община закончит строительство миквы — ритуального бассейна для омовения. Его пытаются возвести уже 15 лет. По еврейской традиции не принято строить синагогу до того, как построят микву. Можно продать здание синагоги для того, чтобы построить микву. А у нас всё наоборот.

До конца года мы достроим здание, где будет миква. В это же строение мы перенесём молодёжный центр. Там же будет магазин с кошерными товарами. К следующему 1 сентября планируем запустить начальную еврейскую школу.

269

Еврейский ресторан в городе уже есть. Но там подают блюда советских евреев — шницель по-биробиджански, форшмак и другие. И еда в ресторане не кошерная. В течение полугода владельцы заведения построят еще один ресторан, но уже кошерный — первый на Дальнем Востоке.

Мы создаём все условия для человека, который хотел бы соблюдать еврейскую традицию. Облегчаем задачу. Школа, садик, кошерная пища.

Сегодня в Хабаровске и Владивостоке есть столовые, где подают лишь кошерные обеды. В дальневосточной столице работает миква и полноценная еврейская школа. Но через год Биробиджан будет лучше для еврея, чем другие города Дальнего Востока. Будут созданы все условия для жизни.

 

О еврейской культуре

В области, по моей оценке, живет около 3000 евреев. При этом на идише говорит несколько людей в возрасте. Я тоже немного понимаю идиш. Различаю отдельные слова, могу собрать в голове предложение. Но в целом — нет, конечно, не говорю и не учу идиш. И это не особо мне мешает, потому что тут мало кто на нём говорит.

В 2010 году 97 человек указали, что владеют идишем (6% от еврейского населения области), ивритом — 312 человек (19% от еврейского населения области), еврейским языком без уточнения — 54 человека.

Священный текст написан на древнем иврите, и молитву нужно читать на современном иврите — языке, на котором в XXI веке говорят евреи.

Я не понимаю, зачем сегодня нужно развивать идиш среди населения, не связанного с еврейской культурой. Этот язык — история. Его глобализация — это вроде как «давайте будем учить идиш, потому что в Одессе когда-то говорили на идише». Вообще в России у неевреев не принято учить идиш, поскольку это закрытый язык, которым говорили в местечках. Все, кто приезжает сюда, — даже люди из Израиля — не понимают, что написано на этих табличках.

 

О себе

В 1990 году я родился в Биробиджане. Через полтора года родители переехали в Израиль. Поэтому первым языком был иврит. На русском я говорил только дома, с родителями. То есть почти не говорил. Мне гораздо легче было выразить себя на иврите. Живя в Израиле, знал, что моя семья, да и я сам, из России, но никогда не чувствовал к этой стране привязанности. И несмотря на это, местные меня называли там «русским».

С 2013 года в области работает государственная «Программа переселения соотечественников в ЕАО». Переселенцу с русскими корнями из другой страны дают 240 тысяч рублей. И еще 120 тысяч на каждого члена семьи. За пять лет по этой программе в ЕАО переселились почти 500 человек. В основном переезжают из стран Средней Азии. Из Израиля — только пять человек. Первым был Эли Рисс. До этого он пытался получить российское гражданство 13 лет.

Там мы жили в посёлке городского типа, выращивали на продажу розы. В Израиле у нас всё было прекрасно: коттедж, машина, бизнес. Всё хорошо.

Через 13 лет — в 2004 году — родители решили вернуться. Почему? Они сами не помнят. Не из-за жизненных проблем. Возможно, ностальгия: вспомнили старых друзей и спокойное время. Обратный переезд был очень тяжёлый. У старших брата и сестры уже свои семьи. И мы едем в никуда. Опять. Родители помнили страну тринадцатилетней давности — начала 90-х годов. Но мы не знали её современной. И устроиться, прижиться нам — гражданам Израиля — было очень тяжело.

 

Об образовании

Через два года раввин Мордехай Шейнер отправил меня на учёбу в Москву. На самом деле это был очень хитрый план, я только потом понял. Сначала он отправлял меня «отдохнуть». Говорил, по программе будут две недели учёбы и столько же времени для отдыха. Я думаю: ну, отлично, почему нет? В школе обещаю, что лечу всего на месяц.

Тора — одна из трёх основных частей Ветхого Завета (Танах). Повествует о создании мира и человека. В этой книге описаны: грехопадение, изгнание из Эдема Адама и Евы, Всемирный потоп, Ноев ковчег и другие события.

А раввин говорит: «Слушай, у меня сейчас с деньгами проблема, поэтому я тебе пока возьму билет в одну сторону. А когда назад полетишь — там есть один человек, ты подойди к нему, скажи, что ты хочешь назад, и он тебе купит билет без проблем». Еврейский ход, да? Ну и без задней мысли я согласился — здорово же, Москва, все позавидуют!

Прошёл месяц, в Москву звонит отец. Спрашивает, когда вернусь. Я прошу подумать денёк и на следующий день забываю. Так проходит неделя. А через семь дней решил остаться.

В ешиве — еврейском учебном заведении — я проучился три года, и еще один год (параллельно с последним классом) — в раввинской академии. Студенты этой школы учат Тору, еврейский закон, Талмуд, комментарии.

Но решение стать раввином было не сознательным. Я не собирался. Как это получилось? Не знаю. Когда мне предложили выучиться и сдать на раввина, я сказал — хорошо, пойду на это, но только для себя. Мне нравилось учиться, изучать еврейские законы. Но я не думал, что буду раввином. Я хотел быть бизнесменом и собирался поступать в австрийскую бизнес-школу. И мой раввин меня отговорил, уболтал поработать с людьми и применить свои навыки и знания.

Во время учёбы я четыре раза приезжал в Биробиджан, на еврейские праздники. И влюбился в это место, почувствовал, что хочу быть здесь. В городе очень спокойно, я ощутил себя дома. Кстати, когда искал себе жену, то изначально поставил условие, что мы должны поехать в Биробиджан.

В 19 лет я сдал экзамен и стал самым молодым раввином России на тот момент. Обычно это звание получают в 21−22 года. Затем был год учёбы в Нью-Йорке.

Мне предложили работу в Нью-Джерси и в Москве. Но я отказался. Я ориентировался на один еврейский закон. Дословно он переводится: «бедняки твоего города важнее». Это значит: если у тебя есть силы и ты хочешь помочь, сначала помоги своим — сделай что-то для людей и мест, где ты живёшь или откуда ты родом.

Я обратился к главному раввину России Берл Лазару, попросил отправить меня в Биробиджан на год или два. Когда мои друзья и коллеги узнали, что я еду в Биробиджан, меня спрашивали: «Ты что, сумасшедший?» Для них этот город тогда не имел особого значения, несмотря на то что это Еврейская автономная область.

 

О будущем общины

В 2004 году, когда я с семьёй вернулся в Биробиджан, открылась новая синагога — «Бейт Менахем», или «Дом Менахема». Молодых в синагоге не было, общины тоже. Понятно, что это были первые шаги, и они были очень тяжёлыми.

Я видел, как непросто было предыдущему раввину: ни кошерной еды, ни молодёжи в синагоге, практически ничего.

Достигнув пика в 20 тысяч человек в 1937 году, дальше численность и доля евреев в ЕАО неуклонно снижалась: в 1939 году — 17 695 человек (16,2% от общего населения), в 1959 году — 14 269 человек (8,8% от общего населения), в 1970 году — 11 452 человека (6,6% от общего населения), в 1979 году — 10 163 человека (5,4% от общего населения), в 1989 году — 8887 человек (4,1% от общего населения), в 2002 году — 2327 человек (1,2% от общего населения), в 2010 году — 1628 человек (1% от общего населения).

Пока не все мои цели достигнуты. Сейчас еврею в Биробиджане живётся средне. Но успех есть, и работу городской общины замечают. В конце прошлого года я представлял Россию на съезде раввинов в Нью-Йорке.

Каждый год раввины со всей планеты собираются на всемирный конгресс. В ноябре прошлого года в Нью-Йорке собралось больше 5000 раввинов, и всего трём дали рассказать про общину своего города и показать короткие видеопрезентации. Впервые за 12 лет такое право дали России. И главный раввин страны Берл Лазар настоял, чтобы это был Биробиджан!

Вообще, один из ведущих раввинов Москвы говорит, что это высший уровень — когда о нём говорят на всемирном съезде. Всё, это пик, что ты ещё можешь сделать?

Вместе со мной показывали сюжеты о раввинах Вьетнама и Ганы. Но пришлось объяснять раввинам на съезде, что Россия не заканчивается Сибирью, проводить географический ликбез по Дальнему Востоку.

Общине Биробиджана есть куда расти. Перед нами иногда встаёт вопрос — можем ли мы принять здесь религиозных евреев из Европы? Нет, не можем. Конечно, спрос рождает предложение. Но пока наша еврейская жизнь здесь не готова к этому. Москва — да. Питер — да. Кроме этих двух городов, больше не готов ни один. Дай Бог, через год, если всё пойдёт как по маслу, мы сможем. Через год здесь будет хорошо.