Народный еврейский музыкально-драматический театр «Когелет» на грани исчезновения

И.о. художественного руководителя «Когелета» Сергей Корнилевский и актёры театра в открытом письме обращают внимание общественности к возможному прекращению существования театра

Актёры театра «Когелет» (фото из архива газеты «Ди Вох») Актёры театра «Когелет» (фото из архива газеты «Ди Вох»)

БИРОБИДЖАН, 27 сентября, «Город на Бире» — В редакцию «Города на Бире» пришло письмо от актёров народного еврейского музыкально-драматического театра «Когелет», в котором они поделились своими наболевшими проблемами. И насколько стало ясно после его прочтения, просто так на пустом месте подобные письма не появляются. Ситуация с театром весьма драматичная. Есть много сложностей, много задействованных персонажей, и если никто ничего не предпримет, случится драма местного масштаба - область потеряет единственный национальный театр.

Открытое письмо актёров и постановочной группы народного еврейского музыкально-драматического театра «Когелет»

Говорят, что лучше всего описывать событие через призму переживаний его участников. Ну, вот и настала пора рассказать обо всём, что происходит с еврейским театром «Когелет» с точки зрения того, кто этот проект реализует. Очевидно, после этой публикации многие останутся недовольны, ну да бог с ним, я не могу всем нравиться, я не червонец – поговорка в данном случае более чем уместна.

Кризис, в который попал театр в начале этого года, был виден и ощущаем уже не только актёрами театра, но и постановочной группой самодеятельного коллектива. Как бы то ни было, встал вопрос о сохранении творческой единицы, «Когелета», и силою обстоятельств, по убедительной просьбе «стариков» театра, в этот процесс включился и я, ваш покорный слуга. На кону стоял юбилей театра, и пришлось на правах совместителя этот процесс возглавить. Заранее скажу, что профессионального образования у меня нет, и как только появится творческий человек с образованием и «еврейским» взглядом на жизнь, он тут же может возглавить коллектив. Кроме того, я отчётливо понимал, что как только прекратит существование еврейский театр в стенах Областной филармонии (на уникальных репетиционных площадях один танцевальный зал чего стоит), то не будет условий для работы, вне всякого сомнения, уникального танцевального коллектива под руководством лучшего молодого хореографа не только области, но и Дальнего Востока, Виталия Тертя. Кто интересуется, может в поисковике любого браузера набрать эту фамилию и получить исчерпывающую информацию о том, на защиту кого и чего был направлен мой поступок – согласие вести театр первое время.

Не знаю почему, но в первые дни после урегулирования конфликта «место прописки» коллектива театра стало точкой пересечения коммерческих интересов нового руководства ГДК и Областной филармонии. Прямо спят и видят, как бы забрать или не дать конкуренту плату за аренду. Выяснилось, что театр «Когелет» некоторыми помещениями на пятом этаже Областной филармонии, начиная с 2005 года, не имел права пользоваться. В феврале этого года появляются акты в адрес ГДК с требованиями уплатить неустойки за аренду в десятки тысяч рублей. И понятно, «мальчиками для битья» стали именно «когелетовцы». От нас требуют ужаться в несколько комнат, явно не предусмотренных ни для репетиций, ни для хранения костюмов, ни для той же записи вокальных номеров - «на тебе боже, что негоже». Скажем больше, даже туалетная комната относится к категории «запретных помещений», что уж говорить о комнате, оборудованной под студию звукозаписи.

Сейчас мы приступили к созданию нового спектакля, а доступа к залу, где обычно Владимир Землянский, основатель театра, проводил репетиции, начиная с 2005 года, не имеем. А ведь именно там можно сделать выгородку (макет сцены в натуральную величину), и есть где развернуться коллективу в 15 человек. Единственный зал в нашем распоряжении - танцевальный, но он для монтажа сценических станков, подиумов не пригоден. Их туда просто не втащишь. К тому же он постоянно занят – не буду перечислять те именитые коллективы, постановщиком в которых выступает хореограф театра Виталий Тертя. Не по своей прихоти, а по просьбе руководителей этих коллективов. И, кстати, нависла угроза над функционированием самого танцевального зала. Осветительными приборами, купленными, кстати, на личные деньги хореографа, по мнению руководства филармонии, пользоваться нельзя - слишком мощные, как они считают. Каким образом освещать лучший репетиционный танцевальный зал области, никого не интересует. О том, что надо провести соответствующую линию кабеля, ни руководство филармонии, ни руководство ГДК даже не заикаются.

Также никого не интересует, кто и каким образом будет вывозить строительный мусор, который остался в некоторых комнатах ещё после 2005 года. Ну, наверное, не самодеятельные актёры и числящийся на полставки и.о. худруководителя, не правда ли?

Теперь о внешнем виде так называемого театрального помещения. Элементарные способы как-то облагородить его, к которым прибегал ещё в 2007-м году ныне покойный Владимир Землянский, а именно - закрыть поеденные грибком стены списанными кулисами и декорациями спектаклей, ныне, в 2013-м, признаны угрозой пожарной безопасности. Хотя тем же огнетушителями мы укомплектованы.

Ну, и в завершение о финансах. Практически весь гонорар, который я лично получал с февраля по сентябрь этого года, как и.о. художественного руководителя, ушёл на содержание театра: от расходов на санитарно-гигиенические средства, гонорары ведущим актёрам и пишущим авторам (да, друзья, есть и такие расходы – надо интеллектуальный труд оплачивать), до рекламы собственных спектаклей. Баннеры, ТВ и радиореклама тоже стоят денег. Нет, я, как говорится, «не плачу, и не рыдаю»… Наверное, так принято, чтобы рекламная компания и прочие расходы были делом самих коллективов, но это напоминает старый анекдот от Жванецкого. «Я могу подать себе кофе в постель, но для этого надо встать, одеться, сварить, раздеться, лечь и принять». Именно так и получается в отношении самодеятельных коллективов ГДК, к каковым и относится «Когелет». Правда, есть поправка. В детских, как правило, танцевальных коллективах, на 200 танцующих есть 500 родителей и родственников, так что это гарантированный аншлаг, финансирование костюмов, поездки и прочая, прочая… В отличие от театрального коллектива, в котором работают, именно работают, люди взрослые.

Ну, так вот, что мы имеем? Невозможность пользоваться танцевальным залом – при выключенных прожекторах это полутёмная гробница. Невозможность пользоваться малым репетиционным залом – у нас к нему просто нет доступа. Претензии пожарных к строительному мусору непонятного происхождения и угроза вообще опечатать помещение и нас туда не пускать. Но есть и ещё кое-что. Есть чувство глубокого удовлетворения от того, что и десятилетний юбилей театра провели, и вытянули его информационно. И даже за свой счёт сделали видеоверсию. Есть кордебалет, есть актёрский состав. Нет главного – нормальных условий для работы. А вот чего в избытке, так это негласных, без присутствия кого-либо из постановочной группы театра, «рейдов» по помещениям, с тщательным фотографированием и составлением актов и явным нежеланием иметь дело с «нищим» арендатором, каковым, наверное, в глазах руководства филармонии выступает и ГДК, и еврейский театр. Более того, чтобы «убрать» нас из малого репетиционного зала просто инсценировали «пожар от несертифицированных осветительных приборов». Честное слово, многое в жизни видел, но такого подлого отношения – никогда. Порой создаётся впечатление, что «если бы ребята с «пятого этажа филармонии» разбежались, было бы для некоторых руководителей от культуры «бальзам на сердце». В конце концов, для «еврейского имиджа» есть в области и детские песни, и детские танцы. С этим же взрослым театром – одни проблемы»…

Ну, так хочется успокоить. Именно потому, что мы все люди взрослые, как собрались, так и разойдемся – по крайней мере, «мальчиками для битья» никто из состава 2013 года быть не намерен, и я в первую очередь. А что касается театра танца Виталия Тертя, то если он руководителям от областной и городской культуры нужен, то и кабель проведут, и зал предоставят. Но пока мы видим желание затащить в область заезжих гастролеров, что в ГДК, что в филармонию. А до своих «детей» руки не доходят. В таком случае, обычно, «дети» уходят из дому.

И в завершение. Если не будут в ближайшее время созданы условия для актёров и танцоров «Когелета», а что именно, читайте выше, юбилейный концерт, очевидно, станет последним, а четвёртая реинкарнация еврейского театра станет фактом истории, особенно символично, накануне 80-летия области. Блестящий финал. Но наша актёрская совесть в этом случае будет чиста.

Засим и остаёмся, актёры
и и.о. художественного руководителя
народного еврейского музыкального
драматического театра «Когелет»
Сергей Корнилевский

Письмо зачитано публично и одобрено на общем собрании труппы театра 22 сентября 2013 года.